АСТРАЛ, ОСОЗНАННЫЕ СНОВИДЕНИЯ
Ars Magia. Ars Theurgia Ars Thaumaturgia

АСТРАЛ, ОСОЗНАННЫЕ СНОВИДЕНИЯ

Ars Memorativa: Практика Искусства Памяти — Джон Майкл Грир

 Ars Memorativa

Введение в Герметическое Искусство Памяти

 

Часть II: Сад Памяти


В эпоху Ренессанса Герметическое Искусство Памяти достигло пика своего развития и приняло множество различных форм. Основные принципы данного Искусства, которые развивались еще в древние времена в ходе экспериментов, целью которых было выявить, при каких условиях человеческая память лучше запоминает, являются общими для всех трактатов по Искусству Памяти, однако между различными системами существует и множество различий. Как мы увидим далее, некоторые основополагающие пункты теории и практики постоянно становились темой для дискуссий, и потому было бы не только невозможно, но и невыгодно пытаться представить единую систему запоминания, которая стала бы «представителем» сферы Герметической мнемоники как таковой.


Здесь я не ставлю перед собой таковой цели. Как уже было указано в первой части данного эссе, Искусство Памяти обладает потенциальной значимостью в качестве практической техники даже и в современном мире информационной перегрузки и цифрового хранения данных. Система Памяти, которая будет представлена здесь, предназначена для использования, а не просто для изучения. Те техники, которые содержатся в ней, не смотря на то, что они полностью были извлечены из источников, написанных в эпоху Ренессанса, были включены в эту систему просто по той простой причине, что они действительно работают.


В традиционных сочинениях по мнемоническим техникам главным образом авторы подразделяют метод Искусства Памяти на две категории. Во-первых, в Искусстве Памяти содержатся правила для построения мест, то есть для создания или выбора ряда визуализируемых местностей, в которые помещаются мнемонические изображения. Во-вторых, в Искусстве Памяти есть правила для построения образов, - то есть, создания воображаемых форм, которые используются для зашифровывания и хранения отдельных воспоминаний. Это разделение является достаточно ощутимым, о нем будет рассказано подробнее в данном эссе. Также, в Искусстве Памяти есть правила для практики, то есть принципы, благодаря которым изучение и использование Искусства Памяти становится эффективным.

Правила для мест


Ученые, занимавшиеся вопросами методов Искусства Памяти, чаще всего спорили о том, должен ли мнемонист визуализировать реально существующие места, или же ему следует представлять места воображаемые, и в них располагать различные мнемонические образы. Как мы можем судить по ранним сочинениям, посвященным Искусству Памяти, первоначально использовались именно реальные места; риторы Древнего Рима, развившие данное искусство до великолепной эффективности, использовали архитектурные строения, находившиеся вокруг них, в качестве мест для образов памяти. Роберт Фладд настаивал на том, что для запоминания всегда нужно использовать реально существующие места, поскольку использование совершенно воображаемых структур приводит к неопределенности, и таким образом система становится менее эффективной1. С другой стороны, многие древние авторы, а также авторы эпохи Ренессанса, писавшие о Искусстве Памяти, например, Джордано Бруно, давали противоположные советы. Таким образом, здесь каждый может выбирать то, что подходит непосредственно для него.


В системе, которую мы приведем здесь, используется группа исключительно воображаемых мест, основанных на числовом оккультном символизме эпохи Ренессанса. Чаще всего представителями Герметической традиции использовался Сад Памяти (Hortus Memoriae).


Сад Памяти, представленный здесь, представляет собой несколько концентрических круглых дорожек, отгороженных друг от друга живой изгородью; первые четыре из этих кругов отмечены на Рисунке 1.

 

Искусство Памяти - Сад Памяти - Ars Memoria

Рис. 1

 

Каждый из кругов соответствует числу, и в нем располагается соответствующее же число небольших беседок. В качестве примера, на Рисунке 2 приведен первый из Кругов, в нем располагается беседка с символом, извлеченным из наследия пифагорейского числового символизма эпохи Ренессанса, который так же был присущ и более поздним магическим традициям. Эта беседка служит в качестве места в Саду Памяти.2 Для удобства все места Памяти нужно представлять хорошо освещенными и достаточно просторными. В частности, каждую из беседок следует представлять достаточно большими, чтобы в них мог поместиться один человек. В более обширных размерах беседка не нуждается.

 

Искусство Памяти - Сад Памяти - Ars Memoria

Рис. 2

Первые четыре круга конструируются в Воображении следующим образом:

 

Первый Круг


Этот круг соответствует Монаде, числу Один. Ее цвет – белый, ее геометрическая фигура – круг. На живой изгороди растут белые цветы. Беседка – белого цвета, с золотой отделкой, сверху на ней представлен золотой круг, на котором изображена цифра 1. На своде помещается изображение раскрытого Ока, на сторонах беседки изображен в пламени Феникс.

 

Второй Круг


Следующий круг соответствует Дуаде, числу Два и концепции полярностей. Цвет – серый, первичными символами являются Солнце и Луна, соответствующая геометрическая фигура - vesica piscis, которая образуется через наложение друг на друга двух кругов. На живой изгороди растут серебристо-серые цветы. В соответствии с приемом использования игры слов, о чем мы скажем несколько позже, этими цветами могли бы стать тюльпаны. Обе беседки в кругу – серые. На своде первой в изображении белой vesica piscis написана цифра 2. У этой беседки золотая отделка, на ее своде – изображение Солнца, а также изображение Адама, чья ладонь положена на сердце. Наверху свода второй беседки в черной vesica piscis написано число 3. Эта беседка покрыта серебряной отделкой, на ее своде изображена Луна, а также Ева, чья рука касается головы.

 

Третий Круг


Этот круг соответствует Триаде, числу Три. Ему соответствует черный цвет, его первичные символы – три алхимических первопринципа Серы, Меркурия и Соли. Геометрическая фигура, соответствующая ему, - треугольник. На живой изгороди растут черный цветы. В этом круге расставлены три беседки. У первой беседки красная отделка, наверху ее свода написана цифра 4 в красном треугольнике. На своде ее – изображение красного человека, держащегося за голову обеими руками. По сторонам этой беседки – изображения различных животных. Вторая беседка украшена белой отделкой, наверху ее свода – цифра пять в белом треугольнике. На ее своде изображен белый гермафродит, который касается своей груди обеими руками, на сторонах этой беседки – изображения различных растений. Третья беседка полностью покрыта черным цветом, наверху ее свода написана цифра 6 в черном треугольнике. На ее своде изображена черная женщина, которая притрагивается к своему животу обоими руками, по сторонам этой беседки изображены различные минералы.

 

Четвертый Круг

 
Этот круг соответствует Тетраде, числу Четыре. Соответствующий цвет – синий, первичные символы – Четыре Элемента, геометрическая фигура – квадрат. На живой изгороди растут синие четырехлепестковые цветы. В этом круге размещаются четыре синих беседки. Первая из них украшена красной отделкой, наверху ее свода написана цифра 7 в красном квадрате. На своде – изображение пламени, по сторонам беседки – изображения рычащих львов. Вторая беседка украшена белой отделкой, наверху ее свода написана цифра 8, на своде – изображение четырех дующих ветров, по сторонам беседки – изображение человека, льющего воду из сосуда. Третья беседка – полностью синяя, наверху свода написана цифра 9 в синем квадрате. На своде – изображение волн. По сторонам беседки – изображения скорпиона, змея и орла. Четвертая беседка украшена зеленой отделкой, наверху ее свода написана цифра 10 в зеленом квадрате. На ее своде – изображение Земли, по сторонам беседки – изображение вола, тянущего плуг.


Для начала практики Ars Memoria этих четырех кругов и десяти мест Памяти будет достаточно, они обеспечат достаточное количество мест для практики. Краткость этой системы, тем не менее, позволит вам изучить ее за достаточно короткое время, и использовать в дальнейшей своей работе. Можно добавить дополнительные круги, поскольку, когда вы получше ознакомитесь с этой системой, то вам будет проще всего использовать именно ее в качестве основания для дальнейшей вашей работы. В рамках традиционного символизма чисел, который используется в данном случае, возможно использовать всего одиннадцать кругов, в которых будет присутствовать 67 мест Памяти.3 Подобным же образом можно продолжить создавать различные виды структур Памяти, в которые далее вы можете поместить те или иные изображения. Поскольку эти места отличны друг от друга и расположены в простой для запоминания последовательности, то далее вы можете использовать их любым необходимым для вас образом.


Для того, чтобы использовать на практике этот Сад Памяти, его необходимо будет запомнить. Лучше всего запоминать, представляя себя прогуливающимся по этому саду, останавливающимся рядом с беседками, чтобы рассмотреть их, а затем пройти далее. Ощутите в своем Воображении аромат цветов, теплоту солнца. Подобно работе с любыми иными формами визуализации, ключ к успеху в этой практике заключается в задействовании в процессе представления всех пяти чувств. Хорошо бы начинать вашу прогулку всегда  с одного и того же места. Лучше всего было бы начинать с первого круга, как с практической, так и с философской точки зрения. В процессе изучения студенту необходимо будет проходить всякий раз по всему саду, прохаживая рядом со всеми беседками согласно числовому их порядку. Как тот, так и другой способ, помогут этому образу Сада пустить корни в почву вашего Воображения.

 

Правила для Образов


Образ Сада, описанный выше, составляет половину из структуры данной системы Памяти. О ней можно сказать, что это устойчивая часть, которая остается неизменной в течение всего времени, пока данная система используется. Иная, изменчивая часть, состоит из образов, которые используются для того, чтобы сохранять воспоминания в этом Саду. Эти образы гораздо более зависят от личностных особенностей самого практикующего, нежели оформляющие образы Сада. То, что остается пребывать в Памяти одного человека, может быстро улетучиться из Памяти другого. Вероятно, вам понадобится несколько экспериментов для того, чтобы найти подход к образам Памяти, который наилучшим образом подходит лично для вас.


В классическом Искусстве Памяти одним из неизменных правил для построения этих образов было то, чтобы они поражали человека. Они могли быть веселыми, привлекательными, страшными, трагическими, или же попросту странными. Не имеет значения, что именно поразительного человек находит в этих образах, главное, чтобы ум ухватывался за этот образ, и чтобы нечто за гранью обычного понимания в человеке откликалось на эти образы. Это первый полезный способ. Однако для начинающего практика создание подходящего поразительного образа для каждого из сведений, которое необходимо запомнить, может оказаться достаточно затруднительным процессом.


Поэтому зачастую весьма полезно использовать то, что знакомо, а также следовать принципу упорядоченности, а не стремиться к странным образам, когда вы еще только приступаете к изучению системы Памяти. Метод, который будет приведен далее, как раз отвечает данным требованиям.


В первую очередь, для использования данного метода необходимо составить список людей, чьи имена начинаются с каждой буквы алфавита, за исключением букв «K» и «X» (с этих букв в английском языке слова редко начинаются). Это могут быть известные для студента люди, репортеры, герои любимых книг, - моя собственная система во многом основывается на трилогии Дж. Р. Р. Толкиена «Властелин Колец». Арагорн, Боромир, Кирдан Корабел и другие населили мои места Памяти. Одну букву могут обозначать несколько персонажей, если с этой буквы часто начинаются слова (например, «Saruman» и «Sam Gamgee» можно использовать для буквы «S»). Или же можно использовать имя некоторого персонажа для часто используемого в словах сочетания двух букв (например, «Theoden» для «Th», в то время как для обозначения буквы «T» будет использоваться «Treebeard»). Однако все эти дополнения можно будет присовокупить позже. Важно, что этот список следует хорошо выучить, так, чтобы каждая из букв тут же вызывала в памяти соответствующий образ, и чтобы образы были ясны и знакомы.


Когда это будет достигнуто, студент должен будет придумать еще одну серию изображений, которыми будут обозначаться числа от 0 до 9. Существует достаточно обширная и красочная традиция таковых изображений, которая базируется главным образом на видимом подобии между числами и изображениями: копье, или шест обозначает цифру 1, очки или ягодицы обозначают число 8, и так далее. Можно использовать любой ряд образов, которые соответствуют требованиям простоты и ясности. Их так же следует выучить наизусть, чтобы они всплывали в Памяти незамедлительно, без колебаний. Для того, чтобы протестировать, насколько хорошо вы запомнили изображения, можно представить в Воображении ряд идущих друг за другом людей, которые несут образы, соответствующие вашему номеру телефона. Когда вы сможете делать это без заминок, без умственного напряжения, то это будет означать, что вы уже готовы к использованию этих изображений.


Одни и те же образы можно использовать двумя способами. Одним из наиболее древних и обыкновенных для традиции Искусства Памяти способов будет разделение методов запоминания на «памятование вещей» и «памятование слов». Однако система, излагаемая в данной статье, несколько отходит от этого способа. Запоминание конкретных вещей, - например, списка покупок, - требует несколько иного подхода, нежели запоминание вещей абстрактных, будто то некоторые понятия или же отрывки из некоторых текстов. Конкретные вещи, в целом, запоминать легче, однако как конкретные, так и абстрактные вещи можно запоминать посредством тех образов, которые вы чуть ранее для себя выбрали.


Для начала мы разберем способ запоминания конкретных вещей. Если вам нужно запомнить список покупок, - а это, как мы увидим чуть далее, является превосходным упражнением для практики Искусства Памяти, - в таком случае вам может понадобиться распределить пункты этого списка в подходящем порядке. Предположим, что первым пунктом списка будут два мешка муки (англ. «flour»). Тогда персонажа, соответствующего букве F, мы поместим в первую беседку. Он будет держать в руках символ, соответствующий числу 2 в одной руке, а в другой руке – мешок с мукой. К тому же, на этом персонаже должен будет присутствовать образ, соответствующий муке. Например, это будет венок из колосьев пшеницы у него на голове. Предметы одежды и принадлежности, которые использует этот персонаж, так же могут быть задействованы в целях запоминания деталей. Например, если требуется необработанное зерно, то персонаж может быть облачен в коричневые одежды. Та же самая процедура повторяется для каждого пункта из списка продуктов. Получившиеся образы нужно визуализировать один за другим, в беседках Сада Памяти. Когда вы посетите ваш Сад Памяти, находясь уже в магазине, то все образы будут пребывать на местах, чтобы сообщить вам об их значениях.


Может показаться, что это – чрезвычайно сложный способ для запоминания списка покупок, однако сложность описания этого метода обманчива. Когда вы начнете практиковать это Искусство, даже через очень короткое время, создание места для образов станет занимать гораздо меньше времени, чем записывание списка покупок, а воспоминание о вещах, которые нужно купить, намного ускорится. В скором времени вы сможете также прибывать в любое из мест Сада, вне зависимости от их числового значения, и все так же детально воспоминать образы. Результатом станет быстрый и достаточно гибкий способ хранения информации. Свой Сад Памяти вы едва ли забудете в машине, в отличие от списка покупок!


Для запоминания абстрактных вещей, как упоминалось ранее, используются все те же самые элементы практики, однако несколько иным образом. Слово или понятие зачастую сложно изобразить в Воображении в виде мешка с мукой, а ряд абстракций, которые необходимо запомнить и различить, является гораздо более обширным, нежели ряд пунктов в списке покупок (сколько примерно вы можете насчитать в магазине продуктов, которые окрашены бледно-коричневым цветом и начинаются с буквы «F»?). По этой причине при создании образа Памяти, применяемом для абстрактного понятия, может потребоваться большая детализация.


В этом случае одним из наиболее традиционных, а также одним из наиболее эффективных способов, будет являться принцип, который мы назовем принципом игры слов. В большинстве литературы, посвященной Ars Memoria, на протяжение всей истории ее существования, мы можем видеть огромное количество упражнений, как визуальных, так и словесных, базирующихся на принципе игры слов. Например, ягодицы обозначают число 8, человек по имени «Domitian» используется для обозначения латинской фразы «domum itionem». Абстрактные понятия обычно проще и эффективнее запоминать, если использовать конкретную игру слов, причем, к сожалению, чем хуже получилась игра слов, тем лучше она будет запоминаться.


Например, - выберем пример наиболее случайный, - вам нужно запомнить, что «streptococcus  bacteria» вызывает скарлатину, ревматизм  и стрептококковую ангину. В этом случае в первую очередь вам нужно было бы создать образ для слова «стрептококк». Вы можете в этом случае, например, превратить это слово в фразу «strapped to carcass» («привязанный к каркасу»), и представить персонажа, соответствующего букве «S», с каркасом, который широкими, весьма заметными ремнями прикреплен к его или ее спине.  Для скарлатины («scarlet fever»), или, скорее, лихорадки Скарлетт («Scarlett fever»), - подойдет видеокассета с надписью «Унесенные ветром» с торчащим из нее термометром, сама же кассета должна быть покрыта льдом. Что касается ревматизма («rheumatic fever»), - или, скорее, «лихорадки на мансардном этаже» («room attic fever»), - то для него более всего подойдет в качестве образа небольшой домик, так же покрытого льдом, а из окна его мансарды должен торчать термометр. Все эти образы должен держать в руке первый наш персонаж, чье горло можно представить покрасневшим и воспаленным, чтобы показать, что он болен ангиной. Опять же, весь этот процесс гораздо дольше приходится объяснять или описывать, чем исполнять его на практике.


Тот же самый способ можно использовать для того, чтобы запомнить ряд связанных друг между другом слов, фраз или идей, при этом помещая образ для каждого из объектов в соответствующую беседку Сада Памяти (или же в место более серьезной по своему устройству системы). Различные слова, перечисляемые в единой последовательности, должны быть связаны между собой посредством некоторого объединяющего их образа. Например, если образ стрептококка, описанный выше, является одним из необходимых для запоминания понятий, в целом ряде медицинских терминов, в таком случае, как этот, так и остальные персонажи могут носить с собой стетоскопы. Все же, существуют куда более продвинутые способы, которые можно исследовать после того, как вы изучите этот базовый метод.

 

Правила для выполнения практики


Подобно любому иному методу герметической работы, Искусство Памяти требует, для абсолютного раскрытия его потенциала, постоянных стараний. Не смотря на то, что этот метод прост в изучении и использовании, все-таки для овладения им необходимо совершать усилия, и то, насколько плодотворным окажется его использование, напрямую зависит от того, сколько времени вы уделяли практическим упражнениям. Каждый студент волен судить по-своему в отношение сего. И все же, в старинных руководствах по Искусству Памяти делается акцент на необходимости ежедневной практики. Хотя бы и по нескольку минут в день нужно уделять упражнениям, и тогда ваше мастерство будет повышаться.


Работа, которую вам нужно будет совершить, подразделяется на две части. Первая часть – подготовительная, она заключается в изучении мест и образов, которые необходимы для использования этой системы. Все это вы можете сделать согласно изложенной выше методике. Изучить тропы вокруг Сада Памяти и запомнить основные алфавитные и числовые образы можно за несколько часов деятельной работы, или же за неделю, если вы будете уделять этому меньше времени.


Вторая часть является практической. Она заключается собственно в использовании системы для записи и запоминания информации. Этим следует заниматься неотступно, ежедневно, и тогда ваши труды принесут вам обещанные плоды. Лучше всего, конечно же, работать с полезными повседневными делами, такими как список покупок, список гостей, список дел на каждый день и так далее. В отличие от неких отвлеченных концепций, эти дела вы не сможете проигнорировать, и каждый раз, когда вы вспоминаете подобные списки, использование Искусства Памяти становится для вас уже привычным и жизненно важным. Тем самым вы закрепляете свое умение.


Также вы сможете посредством таких тренировок достичь выработки у себя привычки к достижению успеха, которая является достаточно важной. В обществе, которое склонно недооценивать человеческие способности, в угоду техническим возможностям машин, зачастую приходится убеждать себя в том, что обычный человек, без помощи некоей машины, способен совершить что-либо стоящее! Как и в случае любого иного умения, лучше начинать тренироваться на простых задачах, а затем уже браться за более сложные, все более и более совершенствуясь в Искусстве Памяти.

 


Примечания:

1. – См. Йейтс, «Театр Мира» (Chicago: U. of Chicago P., 1969), с. 147-9 и 207-9.

2. – Символизм, используемый здесь, был взят из нескольких источников, в частности, из «Магического Календаря» (Edinburgh: Magnum Opus, 1979)  под ред. Адама МакЛина и «Трех Книг по Оккультной Философии» Агриппы Г.К. Однако я заимствовал из системы Ордена Золотой Зари стандартные цветовые соответствия для кругов.

3. – Числа для дополнительных кругов: 5-10 и 12. Подходящие символы можно найти у МакЛина и Агриппы, а цвета – в любой книге, в которой повествуется о Каббалистических изысканиях в Ордене Золотой Зари. В пифагорейском числовом мистицизме эпохи Ренессанса число 11 определялось как «число греха и наказания, которое не обладает никакими добродетелями» (См. МакЛин, с. 69). Поэтому для числа 11 не создавали никакого образа. Те, кто хочет включить одиннадцатый круг в свой Сад Памяти, тем не менее, могут использовать одиннадцать проклятий горы Гевал, а также первостепенные Клиппотические, или демонические силы из Каббалистических источников.

 

 Автор © Джон Майкл Грир

перевод © Eric Midnight для Teurgia.Org, 2012 год

 

Ars Memorativa: Теория и история Искусства Памяти — Джон Майкл Грир

 Ars Memorativa

Введение в Герметическое Искусство Памяти

 

Часть первая: Использование Памяти


Представители нынешнего Оккультного Возрождения из всех эзотерических методов Ренессанса, вероятно, более всего пренебрегли Искусством Памяти. В то время, как исследования покойной леди Фрэнсис Йейтс1, а также более приближенное к нашему времени, пробуждение интереса к мастеру мнемонических техник Джордано Бруно2, повлекло за собой известность Искусства Памяти в узких академических кругах, мы не можем сказать того же самого о широкой общественности. Упомянуть об Искусстве Памяти в оккультных кругах нашего времени - значит ничего не сказать присутствующим, и привлечь к себе озадаченные взгляды.


Во времена эпохи Ренессанса мнемонические техники Искусства Памяти занимали особое место среди остальных инструментов умственного развития мага. Мнемонические техники магов эпохи Ренессанса развивались в рамках Неоплатонической традиции, которая служила основанием для всех магических штудий эпохи Ренессанса. Мнемонические техники стали занимать едва ли не главенствующее место в деле внутреннего преобразования мага. В свою очередь, таковое применение и интерпретация памяти привела к новому пониманию Искусства Памяти, и так обыкновенная практика улучшения способностей запоминать превратилась в дисциплину, связанную с медитацией, требующей задействования как силы воли, так и силы воображения.

С помощью данной статьи мне хотелось бы заново представить вниманию представителей современной Западной Эзотерической Традиции Искусство Памяти, теперь показав ее практическую сторону, к применению которой можно прибегнуть. Первая часть статьи «Использование Памяти», предоставит читателям краткий обзор самого Искусства Памяти, а также истории его развития, и, кроме того, мы объясним, по какой причине данное Искусство может оказать ценным для современных эзотериков. Во второй части под названием «Сад Памяти» будет представлена базовая Герметическая система Искусства Памяти. В ней будут описаны традиционные элементы данного Искусства, приведены примеры магических символов эпохи Ренессанса, - для того, чтобы предоставить читателям возможность для экспериментов и практического использования всех изложенных сведений.

 

Методы и их развитие3


Неправильно с нашей стороны было бы начать статью, посвященную Искусству Памяти не с легенды о происхождении данного Искусства, а чего-нибудь иного.


Поэт Симонид Кеосский, согласно легенде, должен был прочитать оду на пиру одного аристократа. Повинуясь обычаям современной ему эпохи, поэт начал с восхваления богов, - Кастора и Поллукса, - чтобы затем перейти к торжественным словам в адрес нанявшего его аристократа. Однако аристократ не был доволен тем, что не ему одному были произнесены хвалебные речи, вычел половину платы, полагавшейся Симониду, и сказал поэту искать остаток платы у тех богов, которых он восхвалял. Вскоре поэту доставили весть о том, что у двери стоят двое молодых человек, и что они хотят поговорить с ним. Когда Симонид пошел к ним, за дверями никого не было, однако, пока он отсутствовал, зал, в котором проводился пир, обвалился, и нечестивый аристократ вместе со всеми гостями был погребен под обломками здания. Действительно, Кастор и Поллукс, то есть два молодых человека, заплатили половину из причитавшегося поэту.


Рассказы подобного рода были вполне обычны для греческой литературы, однако в данной легенде содержится совершенно неожиданная мораль. Когда глыбы камней были расчищены, жертвы разрушения оказались настолько искалечены, что их родственники не сумели их опознать. Однако Симонид по памяти составил изображение зала, и таким образом стало возможно определить порядок гостей, сидевших за столом. Размышляя над случившимся, Симонид впервые стал разрабатывать самые начала Искусства Памяти. Разумеется, сама эта история не является достоверной, однако в ней используются основные черты техники Искусства Памяти, - то есть использование некоторых мысленных образов, расположенных в определенном порядке. Данная техника является основополагающей для традиции Искусства Памяти, и именно на данном основании была построена Герметическая адаптация данного Искусства.


В римских школах риторики эта мнемоническая техника была усовершенствована, она стала весьма ценной практической системой. Студентов учили запоминать предметы, располагавшиеся внутри огромных зданий, пользуясь при этом определенными правилами. Пространство в этих зданиях разделялось на несколько «местностей», причем каждая пятая и десятая «местность» была помечена специальным знаком. Сведения, которые необходимо было запомнить, преобразовывались в поражающие воображения зрительные образы. Они располагались один за другим в специально отведенных для них местах; когда это было необходимо, риторы шествовали в своем воображении по тому же самому зданию, по порядку рассматривая изображения и вспоминая о их значении. На более высоком уровне обучения Искусству Памяти образы создавались для отдельных слов и предложений, и целые отрывки из текстов было возможно запомнить тем же самым образом. Римские риторы, использовавшие данные методы, достигали великолепного мастерства в мнемоническом искусстве; один из знаменитых практиков данного искусства, согласно некоторым сведениям, весь день присутствовал на некотором аукционе, и, по завершению торгов, по памяти назвал все наименования проданных предметов, их цену и покупателя.


После распада Римской империи те же самые техники стали наследием Христианского мира. Искусство Памяти обрело свой моральный аспект, поскольку причислялось к добродетели благоразумия, и именно в этом виде Искусства Памяти пользовалось почтением у монахов Доминиканского Ордена. Именно из этого источника бывший доминиканский монах Джондано Бруно (1548-1600) перенял азы этого Искусства для развития собственных техник.4


Средневековые методы Искусства Памяти совсем немногим отличались от классического его образа, однако некоторые изменения, привнесенные в эпоху Средневековья, помогли заложить основание Герметического Искусства Памяти, появившегося в эпоху Ренессанса. Одним из наиболее значимых изменений было непосредственное обрамление предметов, применяемых для запоминания. Вместе с предметами архитектуры, чаще всего использовавшимися в классической традиции, средневековые мнемонисты стали использовать Сферы Птолеемеевского Космоса в качестве окружающей обстановки для мнемонических образов. Каждая Сфера Вселенной, начиная от Обители, где не пребывает никто, кроме Самого Бога, с которой все начиналось, и так Сферы Ангелического Мира, Сферы уровней Элементов, и так до самой адовой сферы, располагавшейся в центре здания, занимали один или более отделов здания, и все они были означены мнемоническими изображениями.


Между данной системой и системой Герметизма эпохи Ренессанса существует лишь одно весьма примечательное отличие, заключающееся в интерпретации Искусства Памяти, не касающаяся вопроса самих техник. Погруженные в философию Неоплатонизма, представители Герметической магии эпохи Ренессанса считали Вселенную образом Божественных Идей, а индивидуального человека – образом Вселенной; они также принимали утверждение Платона о том, что все «познание» сводится к воспоминанию вещей, которые были известны человеку до его рождения в материи. Сведенные вместе, эти концепции привели Искусство Памяти к совершенно новому значению. Если человеческую память возможно переорганизовать в соответствии с образом всей Вселенной, то, согласно данным представлениям, память станет отражением всего мира Идей, - то есть она станет ключом к познанию всей Вселенной. Данная концепция стала движущей силой всех мнемонических систем, созданных несколькими представителями Герметизма эпохи Ренессанса, и прежде всего – системы Джордано Бруно.


Герметическую систему Джордано Бруно можно считать высшей формой проявления Герметического Искусства Памяти. Его методы включали в себя потрясающее количество задействованных элементов, в них были включены комбинации изображений, идей и алфавитов, и требовались выдающиеся мнемонические способности для того, чтобы запомнить их! Его работы всегда наполнены традиционными изображениями астрологической магии и герметической философии, эти элементы отражают в себе связь с магическим космосом. Сложность техники Бруно, тем не менее, еще более усложнялась, совершенно излишне, другими авторами, у которых не было значительного опыта в данном Искусстве, и потому они ошибочно принимали обыкновенные мнемонические методы за сложные философские концепции.


Например, замешательство вызвала практика Бруно связывания изображений с комбинациями из двух букв. Интерпретация Йейтс этой техники Искусства Памяти Бруно всецело основывалась на ее отождествлении с комбинациями букв Раймонда Луллия (1235-1316), причем данная система Луллия является полу-Каббалистической философской системой.5 Влияние Раймонда Луллия на систему Бруно, конечно же, было значительным, однако интерпретация такого толка данной системы Бруно полностью исключает практическое использование буквенных комбинаций: с помощью них возможно было одну и ту же серию изображений использовать для воспоминания идей, слов, а также идей и слов в одно временно.


Следующий пример поможет нам прояснить данный момент. В сочинении Джордано Бруно «De Umbris Idearum» («Тени Идей») (1582) приводятся различные изображения. Традиционное изображение первого декана Знака Зодиака Близнецы, то есть слуга с посохом, может означать комбинацию букв «be»; изображение Suah’а, легендарного изобретателя хиромантии, могло означать буквы «ne». В цепочке образов символы деканов являются первичными по отношению к образам изобретателей. Таким образом в этом методе устанавливается последовательность слогов. Когда эти образы будут помещены вместе в locus, мы получим, в результате, слово «bene»6.


В свой алфавит Бруно включил тридцать букв, то есть буквы латинского алфавита вместе с греческими и еврейскими буквами, у которых нет своих латинских эквивалентов; таким образом, его система позволяла запоминать любые тексты, написанные на данных языках. Он комбинировал эти буквы с пятью гласными, и таким образом получал дополнительные образы для одной буквы, чтобы получались более сложные комбинации. Помимо астрологических образов и изобретателей, он так же использовал списки дополнений и прилагательных, соответствующих этому ряду буквенных комбинаций, и весь этот ряд образов он мог скомбинировать в единый образ Памяти, чтобы представить слова, состоящие из нескольких слогов. В то же самое время, многие из этих образов обозначают не только идеи, но и звуки. Так, персонаж по имени Suah, который был упомянут ранее, может также обозначать и само искусство хиромантии, если только его нужно будет запомнить в том или ином контексте.


Влияние Бруно может быть замечено практически в каждом последующем Герметическом трактате, посвященном Памяти, однако его собственные методы, кажется, показались слишком требовательными для большинства магов. В масонских записях значится, что мнемонические техники, переданные его учеником Александром Диксоном, вероятно, изучались в Шотландских масонских ложах в XVII-м столетии.7 Более распространены, однако, были методы, подобные тем, что были схематически изображены герметическим энциклопедистом Робертом Фладдом в его «Истории Макрокосма и Микрокосма». Это была довольно прямая адаптация метода, использовавшегося в поздний период Средневековья. В этой адаптации небесные сферы использовались в качестве loci, и, тем не менее, Фладд отнес этот метод в один ряд с предсказаниями, геомантией и астрологией, которые он определил как «микрокосмические искусства» человеческого самопознания.8 Этот подход к Искусству Памяти, а также данная классификация, были устойчивыми в эзотерических кругах до того момента, пока не восторжествовал декартов «механизм», который предал забвению как саму Герметическую традицию, так и Искусство Памяти.

 

Метод и его значимость


Мнемонических методов существует огромное множество, однако мы должны ответить на два вопроса относительно места Искусства Памяти в Западной Традиции. В первую очередь, нам нужно ответить на вопрос о том, являются ли методы Искусства Памяти действенными?


Справедливости ради скажем, что этот вопрос является предметом дискуссий начиная еще с древних времен. Главным образом в наше время люди, оспаривающие эффективность Искусства Памяти, на самом деле никогда им и не пользовались. Но мы должны отметить, что Искусство Памяти на самом деле является действенным, оно позволяет более надежно запоминать те или иные сведения, причем сведений этих может быть огромное количество. Методы Искусства Памяти более действенны, чем обыкновенные механические способы запоминания. И это легко объяснить, если мы обратимся к самому устройству человеческой памяти. Человеческий разум вспоминает образы легче, чем идеи, и еще проще ему вспоминать изображения, подкрепленные некоторым эмоциональным содержанием; не так часто человек хорошо запоминает абстрактные идеи. Человеческий разум более использует ассоциативные цепочки, чем логический порядок, для того, чтобы соединить одно воспоминание с другим. Простые мнемонические трюки, такие как завязывание петли вокруг пальца, опираются именно на эту особенность. Человеческий разум обычно прислушивается к ритмам и к повторяемым формулам. Поэтому нам зачастую проще запоминать поэтические произведения, а не прозу. Искусство Памяти систематически использует все три этих фактора. В согласии с этим Искусством человек создает живые, приковывающие к себе внимание образы, которые подобны якорям для цепей, и размещает их в упорядоченном и повторяемом контексте, используя воображаемое здание или символическую структуру, в которой каждый образ и каждый locus автоматически приводит к последующему. В результате, если человек тренируется и практикуется в Искусстве Памяти, он обретает память, которая работает гармонично, в согласии с теми естественными силами, которые в ней заложены.


Тот факт, однако, что что-либо возможно сделать, еще не доказывает, что этим следует заниматься. Сейчас, когда цифровое хранение данных имеет все шансы занять место печатных средств хранения информации, вопрос о том, как человеку запоминать те или иные сведения, может показаться столь же уместным, как и вопрос о том, как лучше изготавливать глиняные таблички для письма. Конечно, некоторые методы этой некогда жизненно важной работы лучше, нежели другие; но что с того? И эти размышления приводят нас ко второму вопросу, с которым должно встретиться Искусство Памяти в современную нам эпоху: в чем заключается ценность данной техники?


Этот вопрос в особенности является важным в контексте нашей культуры и степени ее технического прогресса, поскольку в наш век все более и более люди пренебрегают внутренне присущими человеческими способностями, стремясь заменить их, где только это возможно, механическими эквивалентами. Не сложно разглядеть в современной Западной технологии образ системы последовательного протезирования. В этой системе печатные и цифровые средства хранения данных являются протезированной памятью. Эти технологические средства совершают то, что в старинном обществе выполнялось натренированными умами мнемонистов. Также следует признать, что эти средства хранения данных могут содержать в себе целые тома с различной информацией, что явно превышает способности человеческого разума. Ни один практик Искусства Памяти не способен помнить столько информации, сколько хранится в средней по размерам общественной библиотеке.


Практическая ценность этих способов хранения информации, подобно ценности нашей протезирующей технологии, велика. В то же самое время, есть и другая сторона у рассматриваемого нами вопроса, которая в особенности затрагивает Герметическую традицию. Любая техника оказывает определенное воздействие на того, кто ей пользуется, и не обязательно это воздействие во всем должно быть благоприятным. Этот процесс протезирования посредством технологий ослабляет естественные способности. Человек, использующий машину для того, чтобы поехать в какое-либо место, которое располагается дальше от него на два квартала, даже небольшие прогулки сочтет затруднительными для себя. То же самое верно и для способностей разума. В исламских странах, например, как правило люди помнят весь «Коран», с религиозными целями. Отставим пока вопрос о ценности; сколько людей на современном Западе были бы способны запомнить наизусть Библию?


Однако рассмотрим теперь значимость Искусства Памяти относительно Герметической традиции. Одна из целей Герметической традиции состоит в том, чтобы усилить те человеческие способности, которые могут служить в качестве инструментов для внутренних преобразований, которые ценились последователями Герметизма. Многие элементарные практики данной традиции, - что также верно и для других Эзотерических систем, существующих по всему миру, - можно рассматривать в качестве своего рода умственной гимнастики, предназначенной для того, чтобы «размять» ум, ставший слишком грубым по той причине, что он, в общем-то, и не использовался. Эти упражнения, предназначенные для того, чтобы увеличить силы самого человека, противостоят культуре протезирования, в которой человек стремится отдать всю свою силу внешнему миру. Различие между двумя этими точками зрения заключает в себе широкий диапазон философских, религиозных и (в гораздо меньшей степени) политических аспектов, однако Искусству Памяти всегда среди них найдется место.


Согласно той точке зрения, которую мы назвали защищающей технологической протезирование, Искусство Памяти устарело, поскольку оно менее эффективно, чем методы хранения данных, таких как книги, а также неприятно, поскольку для его применения требуется медленное прохождение процесса развития внутренних способностей человека, а не покупка механистического оборудования. С Герметической же точки зрения, Искусство Памяти является ценным, поскольку, во-первых, оно является средством развития человеческих способностей, памяти человека, и, во-вторых, поскольку во время пользования техниками Искусства Памяти задействуются и другие человеческие способности, такие как внимание, воображение, создание воображаемых образов. Все эти способности играют значимую роль в иных аспектах Герметической практики.


Подобно иным методам саморазвития, Искусство Памяти также привносит изменения в природу тех способностей, которые оно формирует, не только лишь в том, что эта способность становится более эффективной и способной к исполнению больших задач. Эффективность Искусства Памяти столь же качественная, как и количественная, что не учитывается сторонниками технического протезирования. Обычно память человека не особенно поддается воздействию его сознания. Неуместные воспоминания забываются, и зачастую нам может потребоваться длительное время создавать сложную ассоциативную цепь, чтобы поднять это воспоминание с глубин Памяти. Когда же Память становится натренированной посредством Искусства Памяти, то, напротив, ассоциативная цепочка всегда к нашим услугам, и нам не составляет сложности вспомнить о чем-либо. Равным образом, для мнемониста намного проще определить, что ему известно или же неизвестно, создать связи между различными известными ему сведениями, или же сделать вывод из ряда определенных воспоминаний; то, что было сохранено посредством Искусства Памяти, с легкостью можно будет предать повторному рассмотрению.


Несмотря на все то отвращение, которое наша культура испытывает к процессу запоминания, а также к развитию ума вообще, Искусства Памяти все же обладает практической ценностью, даже если мы не рассматриваем его в качестве свода упражнений эзотерического толка. Во второй части данной статьи, которая называется «Искусства Памяти», мы рассмотрим некоторые из предоставляемых Искусством Памяти возможностей, посредством изложения вводной системы запоминания, основанной на традиционных принципах Искусства Памяти.



Примечания:

1. – Йейтс, Фрэнсис А., «Искусство Памяти» (Chicago : U. Chicago Press, 1966), по сей день остается образцовой работой, посвященной традиции Искусства Памяти.
2. – Бруно, Джордано, «О составлении Образов, Знаков и Идей» (NY : Willis, Locker & Owens, 1991), а также Кулиану, Иоан, «Эрос и Магия в эпоху Ренессанса» (Chicago : U. Chicago Press, 1987) являются тому примерами.
3. – Краткая история Искусства Памяти, приводимая здесь, была заимствована из Йейтс, op. cit.
4. – Касательно Бруно, см. Йейтс, op. cit., глава 9, 11, 13-14, а также ее сочинение «Джордано Бруно и Герметическая Традиция» (Chicago : U. Chicago Press, 1964).
5. – См. Йейтс, «Искусство Памяти», Гл. 8.
6. – Там же, с. 208-222.
7. – Стивенсон, Дэвид, «Происхождение масонства: Шотландский век» (Cambridge : Cambridge U.P., 1988), с. 95.
8. – См. Йейтс, «Искусство Памяти», Гл. 15.


Автор © Джон Майкл Грир

перевод © Eric Midnight для Teurgia.Org, 2012 год

Архей — Энциклопедия, или Универсальный словарь искусств и наук

 Архей

 

Αnima Mundi (Душа Мира)В алхимии «Архей» - термин, обозначающий самый низкий и наиболее плотный уровень астрального плана, который контролирует жизнедеятельность всего живого. Этот термин использовался Парацельсом и его последователями, такими, как Жан Батист ван Гельмонт.


Чтобы более четко определить термин «Архей», философы договорились, что это сегмент самой близкой к нам части Высших Миров, который смешивается с наиболее высокими вибрациями нашего материального мира. Речь шла о некой «серой зоне», пешеходной зоне, в которой материя начинает превращаться в духовные энергии. В результате получается что-то вроде «клея», скрепляющий физический мир с Небесами. Этот факт доказывают аксиому «что вверху, то и внизу».


Кроме термина «Архей», используются следующие термины: «Anima Mundi» (Мировая душа), Мировой дух, Переходный Свет, Путь Сатурна (соединяющий Малхут и Йесод в системе еврейского мистицизма, называемого Каббалой), Земная сфера и «Зона, опоясывающая Землю». Иногда его просто называют «низшей астральной сферой», или «географической» его областью, поскольку все происходящее в Архее параллельно по отношению к физическим манифестациям явлений.


Термин также используется для описания естества огня или «огня в центре Земли», которому приписывалось порождение металлов и минералов, и который считался принципом жизни растений.


Средневековые философы-герметисты описывают Архей более полно. Одним из них был оккультный автор Генрих Корнелиус Агриппа, подробно описывающий астральный план, который до этого являлся чисто платоническим понятием. Вероятно, он перенял эти знания от своего учителя в герметических искусствах Иоганна Тритемия, который находился под серьезным влиянием неоплатонических философов.


АлхимияТакже стоит отметить, что Архей можно разделить на четыре эфира: Химический, Жизнь, Свет и Отражательный.


Химический эфир содержит субстанции, энергии которых ответственны за химические реакции на Земле.


Эфир Жизни состоит из субстанций, в которых обитают энергии жизни, цвет которого, согласно некоторым ясновидящим, светло-красный - цвет огня. Позже его стали описывать как непрерывный поток голубого и белого света.


Эфир Света - самый «высокий» эфир, участвующий в земной жизни и являющийся промежуточной зоной, через которую путешествуют вниз сущности Высших миров. Но наибольший наш интерес вызывает то, что самые великие чудеса в магии происходили при использовании сил данного эфира. Стоит также упомянуть, что через этот эфир проходит человеческая душа, чтобы попасть в тело.


Отражающий эфир не оказывает заметного влияния на физический мир, но при этом все же существует. И если Хроники Акаши - память Бога, то Отражающий Эфир - память Земли. Когда воспроизводятся таковые воспоминания, нередко создаются так называемые привидения. Однако оставим тему эфиров для дальнейшего рассмотрения: в должное время мы близко рассмотрим этот вопрос.


Как ранее упоминалось, Эфир Света переносит добродетели из Высших сфер в наш мир, и тут требуется уточнение. Существуют цепь, нисходящая от Первопричины, называемой некоторыми Богом, и достигающая нашего физического мира. В Первопричине все вещи соединяются воедино. Будучи эманированы от Первопричины, они начинают разделяться согласно Умному Замыслу. Подобное привлекает подобное, противоположности противостоят друг другу, и чрез кратное время появляется великое множество различных комбинаций энергий, которые можно называть их  собственными звеньями.

Из книги «Энциклопедия, или Универсальный словарь искусств и наук» Джеймса и Джона Кнэптона
Перевод © Август, для Теургия.Org, 2013 г.

Редактура © Eric Midnight

Ars Memoria (Искусство памяти), ментализм, астральная проекция и осознанные сновидения — составитель Eric Midnight (a.k.a. Er Might)

 Фрагмент дополнительной лекции Оккультного Колледжа

 

«Ars Memoria (Искусство памяти), ментализм,

астральная проекция и осознанные сновидения»

 

Отрывок из труда Иона Кулиано «Эрос и магия в эпоху Ренессанса»

 

Джордано БруноСочинение Никколо Макиавелли «Государь» посвящено политической манипуляции, а сочинение «De vinculis in genere» Джордано Бруно повествует о психологической манипуляции в общем. Бруно называет религию всего лишь могущественным инструментом для манипуляции массами.

 

Маг Бруно осведомлен о том, что, дабы за ним последовали массы, или чтобы заполучить доверие одного человека, нужно принимать во внимание весь комплекс человеческих ожиданий, чтобы создавать полную иллюзию предоставления ему unicuique suum. Поэтому манипуляция по Бруно требует совершенного знания субъекта и его желаний, без чего невозможна никакая «связь», никакая «vinculum». Поэтому сам Бруно признает это очень сложным маневром, который может быть совершен лишь посредством использования интеллекта, проницательности и интуиции, равным по силе поставленной задаче. Чем больше манипулятор знает о тех, кого он желает сковать, тем больше его шансы на успех, поскольку маг будет знать, какие использовать средства для создания vinculum.

 

Эрос позволяет манипулятору добиваться успеха, это самое главное чувство мира: это то, что мы любим, от физических удовольствий до таких вещей, как богатство, власть и так далее. Все связано с Эросом, даже ненависть, которая является всего лишь негативной стороной того же вселенского притяжения. Джордано Бруно пишет: «Все влечения и узы сокращаются до двух, а именно отвращения и желания, или ненависти и любви. В то же время ненависть сокращается до любви, отсюда следует, что единственные узы воли есть Эрос. Было доказано, что все остальные состояния ума являются не чем иным, как самой любовью. Например, зависть – это любовь к кому-то, не терпящая ни превосходства, ни равенства в ином человеке; то же самое относится и к подражанию. Негодование – любовь к добродетели; скромность и страх – не что иное, как любовь к пристойности и к тому, чего боятся. <…> Таким образом, ненависть – это просто любовь иного рода, любовь дурного; таким же образом гнев – это всего лишь вид любви. Что касается всех, кто верен философии или магии, то для них совершенно очевидно, что высшая связь, самая важная и главная, принадлежит Эросу: потому платоники называли любовь великим Даймоном, daemon magnus».

Магические действия происходят через непрямой контакт, чрез звуки и образы, которые распространяют власть на чувства зрения и слуха. Проходя через врата чувств, они отпечатывают на воображении определенные состояния привлечения или антипатии, удовольствия или отвращения.

 

Звуки и образы не случайны; они происходят от оккультного языка вселенского духа. Что касается звуков, манипулятору следует знать, что трагические гармонии больше пробуждают чувственные реакции, чем комические, будучи способны воздействовать на души, пребывающие в сомнении. Здесь также нужно принимать во внимание личностные особенности субъекта.

 

В свою очередь, образы способны пробуждать дружбу или ненависть. Этот феномен можно подтвердить тем, что ежедневно люди и вещи внезапно вселяют в нас симпатию или антипатию, отвращение или притяжение.

 

Зрение и слух – всего лишь вторичные пути, через которые «охотник за душами» (animarum venator), маг, может применить «цепи» и приманки. Главный вход для всех магических процессов, это фантазия, это единственные врата (sola porta), ведущие к внутренним умственным состояниям и «цепь цепей». Сила воображения повышается чрез посредничество мыслительной способности: это вещь, могущая подчинить душу. Посему «цепь» должна проходить через фантазию, поскольку «в разуме нет ничего, что предварительно не было воспринято чувствами и ничто, исходящее от чувств, не может достичь разума без посредничества фантазии». («De Magia»)

 

Манипулятор должен обрести полный контроль над собственным воображением, в то время как большинство людей подвержены неконтролируемым фантазиям. Существует мало профессий, требующих произвольного применения фантазии: поэт, художник. Но что касается остальных, то их фантазия обуславливается внешними причинами. В таком случае нам следует различать фантазии, вызываемые произвольно самим субъектом, и фантазии с иным происхождением. Последние, в свою очередь, могут вызываться демонами или человеческой волей. («De Magia»)

 

Здесь имеется ввиду воля манипулятора, которая должна быть наделена особым свойством. Действительно, Бруно предупреждает каждого манипулятора о фантазмах: регулировать и контролировать свои эмоции и фантазмы, чтобы, считая себя их господином, не стать их подчиненным. «Следи за тем, чтобы не превратиться из манипулятора в инструмент фантазмов». («Sigillus sigillorum», II, 2). Истинный маг-манипулятор должен уметь «собирать, исправлять и предоставлять» фантазии, создавать различные их виды». («De Magia», XLVIII, том III).

 

Похоже, что мозг человека не способен отличить призрачные впечатления от реальных. Не может различить, какие были придуманы, а какие получены от чувств. Джордано Бруно требует от манипулятора выполнения сверхчеловеческой задачи: сначала он должен точно и незамедлительно классифицировать полученные данные согласно их происхождению, а затем он должен оставаться совершенно незатронутым по отношению к любой эмоции, вызванной внешними причинами. Короче, предполагается, что он не станет реагировать на какие-либо побуждения извне. Он не должен позволять себе быть движимым сочувствием, любовью к благу и истине, либо чем-либо еще вообще, дабы самому не «попасться в цепи». Чтобы осуществлять свой контроль над другими, в первую очередь важно оградиться от контроля со стороны других. («De Magia», XLVIII)

 

Чтобы магический процесс прошел успешно, важно, чтобы совершающий его и субъекты были равно уверены в его эффективности. Вера – первоначальное условие магии. «Ни один оператора, - будь то маг, доктор или пророк, - не будет ни на что способен прежде, чем у субъекта не появится вера». («De Magia», III) Гиппократ, в свое время, заметил: «Самый эффективный доктор – тот, в кого верит множество людей».

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СТАТЬИ - В ДОПОЛНИТЕЛЬНОМ МАТЕРИАЛЕ «ОККУЛЬТНОГО КОЛЛЕДЖА»

 

© Eric Midnight (a.k.a. Er Might ), для Teurgia.Org, 2016 год.

Астральная Работа, разница между Астральной Проекцией и переходом к Астральному Циклу Посвящения — Baal-Hiram

 Астральная Работа,

разница между Астральной Проекцией

и переходом к Астральному Циклу Посвящения

 

Разница между Астральной Проекцией и переходом к Астральному Циклу Посвящения существует, и она довольно существенна. Было бы фатальным заблуждением отождествить развитие навыка Астрального проецирования с действительным переходом от Природного Цикла Посвящения к Астральному.

 

Начну с антитезисов к такого рода отождествлениям, которые допускаются разного рода псевдо-оккультистами, «кресельными магами», кабинетными (чаще всего стуло-интернетными) «посвященными», и просто невеждами в области Теургического и Магического Искусства.

 

1. Известным фактом является то, что овладеть навыками Астральной Проекции может любой желающий, имеющий определенную долю терпения и активно стремящийся любым способом добиться результата. Таким образом, научиться совершать Астральную Проекцию может в том числе и совершеннейший обыватель (упаси таковых Господь от столь неразумного шага!), и человек с дурными намерениями (овладевающий этим методом для осуществления своих эгоистических целей, или даже ради вреда окружающим людям, т.е. колдун).

 

2. Для вступления в Цикл Астрального Посвящения необходимы определенные условия. Например, наличие «духовных восприемников» (необязательно воплощенных на физическом плане, однако важно, чтобы сами они являлись посвященными в Астральный Цикл). И, также - наличие Учителя, и готовность Учителя войти в контакт с Посвящаемым, впрочем, от Посвящаемого требуется умение и желание слушать и учиться.

 

3. Следует упомянуть, что для вступления в Астральный Цикл необходимым условием является прохождение Природного Цикла (овладение Четырьмя Силами Сфинкса, и Пятой - Молитвой), а также - сам по себе навык экстериоризации астросома. Процитирую на сей счет уважаемого Григория Оттоновича Мебеса:

 

«Мы в посвятительной шкале будем различать три цикла с подразделением каждого на три степени.

 

Низший цикл условно назовем физическим, ибо он характеризуется тем обстоятельством, что посвящаемый является на церемонию Посвящения в физическом теле, и самая церемония производится в определенной области пространства трех измерений воплощенным Посвятителем. В составе физического Посвящения надо различать три элемента: ментальный – догматическое содержание т.наз. Тетрадей Посвящения или сообщаемой устно Формулы Посвящения; астральный – флюидическое, магнетическое воздействие Посвятителя на посвящаемого + символизм Посвящения; наконец, физический – совокупность манипуляций в физическом плане, сопровождающая акт Посвящения. Догматическое содержание младшей из физических Степеней представляет собою Синтез Теогонических, Андрогонических и Космогонических воззрений Школы, тонизированный нормальной схемой Великой Драмы человеческого Грехопадения и методологией Реабилитации Человека.

 

Вторая Степень ознакомит посвящаемого с астральным планом, даст ему возможность правильных о нем суждений (теория) и научит его воздействовать на этот план, не покидая собственного физического тела (часть Психургии и вся Церемониальная Магия).

Третья физическая Степень введет посвящаемого в область Универсальной Любви путем Этического Герметизма.

[...]

Элемент астрального, флюидического воздействия Посвятителя на посвящаемого сводится к процессу воздействия воли Посвятителя на астральное тело ученика в видах расположения такового к самопереработке в посвятительном направлении, т.е. к приобретению определенных степеней интуитивности и активности, нейтрализованных душевной гармонией.

 

О символизме и ритуальных особенностях Посвящения мне здесь говорить не приходится – это элементы, определяемые духом той или другой Школы, веяниями той или другой эпохи; а иногда и личными вкусами Посвятителей.

 

Я считаю себя вправе перейти к Посвящению в степени второго цикла, который позволю себе назвать астральным, ибо характеристикой его послужит необходимость для Посвящаемого экстериоризоваться в астросоме и в этом виде вступить в общение с Учителем (или Учителями).

 

Учитель-Посвятитель, с которым неофит вступает в чисто энергетическое соприкосновение, уже по существу не зависящее от грубого представления о времени и не могущее координироваться в пространстве трех измерений, может быть или тоже экстериоризовавшимся человеком, или двупланным элементарием человеческой сущности. Во всяком случае, Учителем здесь будет некоторая Личность, что мне даст право сказать, что второй посвятительный цикл дарится нам Мировым Астральным Человеком.

 

Понятно, почему мне не придется здесь говорить о содержании Посвящения, а также о его ритуале. Отметим однако одно очень важное обстоятельство: традиционный розенкрейцерский пробный астральный выход ученика в сопровождении "Тех, которые прошли туда раньше его", выход, столь изящно символизированный в физическом плане церемонией посвящения в 18-ю Шотландскую степень масонства с обстановочной стороны, а Христианским Крещением с идейной стороны, должен иметь место в той или другой форме не позже промежутка между третьей (высшей) степенью физического цикла и первой (младшей) степенью астрального».

(Энциклопедия Оккультизма, выделение жирным - Baal-Hiram).

 

Я теперь перейду к непосредственному разбору самого символизма перехода к астральному Циклу Посвящения, насколько об этом вообще можно говорить.

 

Относительно некоторого соотнесения Христианского Крещения с переходом к Астральному Циклу Посвящения сделаем небольшое философское отсупление.


Прекрасны и очень поучительны, на мой взгляд, слова в речи Станисласа де Гуайты, произносившиеся в качестве наставления посвященному:

 

«Мы дали тебе первые уроки, роль твоих Посвятителей должна этим ограничиться. Если ты самостоятельно придешь к пониманию Арканов, то заслужишь звания Адепта; но хорошо усвой: тщетно самые ученые мастера пытались бы открыть тебе высшие формулы магической науки и власти; Оккультную Истину невозможно передать посредством речи: каждый должен мысленно представить, создать и развить ее в самом себе.


Ты -Initiatus: тот, кого другие наставили на путь; постарайся стать Adeptus: тем, кто самостоятельно освоил Науку; одним словом, всем обязан себе самому».


Эти слова очень четко определяет разницу между Инициатом и Адептом, очень разумно определяет чем один отличается от другого именно в качествах достижения.

 

Все это великолепно сочетается с афоризмом:

 

«Эзотеризм представляет собой мысль, экзотеризм — силу. Экзотеризму можно научить, его можно передать или в нем наставить. Эзотеризм не запоминается, не преподается, не даруется, но приходит Свыше».

 

Таким образом, всякого рода обучение, и изучение чего либо даже Оккультного - является по большому счету экзотеризмом. Эзотеризм же начинается при самостоятельном освоении науки, при самостоятельном Восхождении в те области, где происходит снисхождение Знания (в смысле - Гнозиса) Свыше.

 

Только перестав повторять за кем-то запомненные и заученные штампы, только осознав путем мистического озарения и Теургической работы (которая не мыслима без такой важной добродетели как «Ore») Суть стоящую за всеми формулами, которые кем то записаны - человек достигает Эзотеризма.

 

Все остальное - безусловно «от лукавого», постольку поскольку пытается выдавать за Эзотеризм то, что Эзотеризмом не является - то есть: чьи то мысли, книжки, возможно - ошибки и заблуждения, и самое главное - как путь к Эзотеризму зачастую пытаются выдать чьи то парафилософские рассуждения, и высказывания в открытых публикациях.

 

Так осуществляется метафора о слепцах, водящих слепых.

 

Однако, сорвать повязку со своих глаз в Духе человек должен сам, усилием своей Воли, и искренним стремлением к Отцу Всех Светов. Только сделав это человек может восстать из квадрата материи и приблизиться к Розе обвивающей Крест. До этого же - человек мертв, заживо погребен и имеет лишь видимость жизни, не ведая ничего о Жизни Истинной. Замечательно сие иллюстрируется словами Иисуса к Никодиму в Евангелии от Иоанна, и Арканом Таро «Суд» Марсельской Колоды:

 

karta-taro-sud 

«Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Иоан. 3:5).

 

На изображении мы видим человека, поднимающегося из квадрата материи (квадрат традиционный символ именно материального), навстречу которому Свыше нисходит Ангел, труба коего украшена Крестом. Человека встречают мужчина и женщина - духовные Отец и Мать, восприемники человека в его Духовном рождении. В Христианской экзотерической Традиции - это так называемые «крестные мать и отец» в церемонии Таинства Крещения, символизирующие отголоски той Мистерии, коя совершалась в Древности при Крещении человека.

 

В идеале это - реальные духовные поручители и наставники человека на пути его Восхождения и жизни в Духе и Истине, и они же - Тайные Адепты, уже свободные от уз материи, вышедшие за пределы этого квадрата, живущие настоящей жизнью. Их руки сложены в молитвенном жесте, что символизирует и образ достижения ими освобождения, и то Делание, кое совершали они ради посильной помощи в освобождении своего ныне родившегося «духовного чада».

 

«Если кто не родится от воды и Духа» - эти слова разъясняют нам сущность сего Аркана: вода - символ пассивности материи, к коей нисходит привлеченный молитвами Адептов, и стремлением «рождаемого» Дух, который на Аркане символизируется Ангелом. Впрочем, Аркан может быть истолкован и иначе: Вода - будучи аллегорическим символом инволютивного треугольника (нисходящего вниз) во Вселенском Пантакле - изъясняет метод, коим Дух производит «рождение» - то есть нисходя. Что не исключает вовсе необходимости усилий самого человека, кои во Вселенском Пантакле символизируются треугольником красным, эволютивным, обернутым вверх, говорящем о пламенной молитве.

 

Ангел пробуждает человека при помощи трубы, и являет ему знамя с Крестом. Хотя, можно сказать и так, что Ангел возвещает человеку Волю Бога, Отца Всех Светов, и это не будет противоречить прежде сказанному вовсе. Все это отсылает нас к той стадии Делания, кое у Мартинеса де Паскуалли было описано как достижение примирения с Небесными Силами, заключающееся в лицезрении Знака, коий являет Ангел-Хранитель человека, в форме светящегося иероглифа, призванного засвидетельствовать Посвященному Адепту то, что тот вступил на Путь своей духовной и телесной Реинтеграции. Впрочем, сей Знак имеет не только эти функции, и служит так же к той пользе, коя позволяет привлекать Ангела к общению, во время практической Теургической и Экзорцистской Работы.

 

Требуется пояснить важную вещь, а именно - упомянуть о том, что Арканы Таро Марсельской Колоды не соотносятся с Древом Жизни так, как это принято в Английской Школе Золотой Зари, или во Французской Школе (самых разных ее представителей - от аббата Альфонса Луи Констана до Григория Оттоновича Мебеса). Таким образом, про Аркан «Суд» Марсельской Колоды нельзя говорить, что он соединяет Сефирот Ход и Малхут, и соответствует 31-ому Пути Мудрости, как имеет место быть, к примеру, в Системе Ордена Золотой Зари. Нельзя сказать и то, что сей Аркан соединяет Ход и Йесод на Древе Жизни как имеет место быть в Системе, разработанной Григорием Оттоновичем Мебесом. Скорее, Арканы Марсельского Таро лучше понимать как гибкие концепции, применимые к самым разным частям Древа, и совсем необязательно - к Путям, и более того - необязательно в линейном порядке, как они идут в Колоде. Таким образом, можно сказать, что Арканы Таро полезнее рассматривать через призму Масонской Аллегории про бесконечную окружность - центр которой везде и нигде, - вот равно так же и Арканы могут пониматься на самых разных уровнях, и соответственно этим толкованиям - соответствовать тем или иным частям Древа Жизни. Впрочем, сия Аллегория относительно центра - неверна для материального плана, в нем, безусловно, центры будут разными, и соответственно - они будут формировать разные окружности, умножая потерявшие свет псевдо-индивидуальности, мнящие себя «звездами». Однако, переходя к Абстрактным символам - мы несомненно придем к выводу о верности данной Аллегории: вне материального проявления - бесконечная окружность своим центром будет иметь любую точку. И все точки будут Центром, то есть – «Единым», ибо Центр всегда Един, - таким образом восстанавливая первоначальное единство Адама Кадмона, восстановить кое в материальном Бытии невозможно. Впрочем, именно об этом и говорит нам сей Аркан Таро, - о выходе за пределы ограниченного материального квадрата, для участия в безграничном Духовном Круге.

 

Итак, подытоживая мысли о соответствиях и толкованиях, навеянные довольно разными источниками, говорящими впрочем об одном и том же, я хочу сделать вывод о сути главного и принципиального качества перехода от природного цикла посвящения к Астральному, и от практики проходящей в материальности - к практике в более тонких планах Бытия.

 

Григорий Оттонович Мебес называет второй цикл посвящения (следующий сразу за природным) – «астральным, ибо характеристикой его служит необходимость для Посвящаемого экстериоризоваться в астросоме и в этом виде вступить в общение с Учителем (или Учителями)».

 

Как раз таковая реальная, и правильная экстериоризация, с дальнейшим достижением контакта с Учителем или Учителями, Неведомыми Высшими, и есть это самое рождение от воды и Духа, и есть то самое преодоление квадрата материи. Безусловно, стоит оговориться, сказав о том, что сама по себе экстериоризация - не показатель становления на Путь Астрального цикла, поскольку без специальной секретной подготовки - никакого контакта с Духовными Учителями не будет, разве что в лучшем случае - встреча с развоплощенными мерзавцами и обманщиками.

 

Таким образом, овладевая методом экстериоризации астросома, человек получает возможность осознанно жить вне физического тела – «рождается астрально», и более того, будучи Традиционно подготовлен, и наставлен на Путь, в тот момент, когда он совершает качественный скачок от инициата в Адепта - при этом его переходе, или, можно сказать - рождении присутствуют те Святые Силы, которые помогут ему пройти тот Путь свершения Великого Делания, на коий он только-только встал.

 

Возвращясь к нашей основной теме, следует отметить, что символизм Христианского Крещения предполагает облачение Крещающегося в Белую Ризу сразу после троекратного погружения в купель с водами.

 

Этот символизм, на первый взгляд простой, на самом деле крайне важен, и весьма глубок. Я не ручаюсь за то, что всякий читающий эту мою заметку, поймет о чем идет речь, да и не преследую таких целей. Однако, тот, кому это может когда либо оказаться полезным на Пути Великого Делания - несомненно услышит именно то, что я говорю.

 

Итак:

В Церемонии Христианского Крещения (а кроме него более нет никаких Крещений), при облачении в белую ризу уже крещеного человека, произносятся от имени Крещеного такие слова:

 

«Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом яко ризою, многомилостиве Христе Боже наш» (Ризу мне даруй светлую, одевающийся светом как ризою, многомилостивый Христе Боже наш).

 

Затем читается тайная молитва, в которой как и в предшествующих Крещению молитвах на освящение воды, священник просит у Бога утвердить сего человека в чистоте, отгнать от него всякого демона и любую вредоносную и скверную силу (клиппот), исполнить Ангельской Крепости, очистить его плоть и дух, и подтверждает доселе испрашивавшееся, а теперь случившееся Новое Рождение.

 

Любопытно также отметить, что вода сия призывается стать «Баней Нового Бытия», «Обновлением Души», «Источником Жизни», и тем самым «Одеянием Нетления», то есть той самой белой Ризой Света, кою священник возлагает на Крещающегося, отныне именующегося (получающего Мистический Титул) «Новопросвещенным». (Ново-Просвещенный - Novus-Illuminatus).

 

Важно и то, что Господь Иисус Христос призывается в молитве перед Крещением в таких словах:


«... Явись Господи, на воде сей, и дай претворитися (превратиться, прим. мое, Baal-Hiram) в ней крещаемому, так, чтобы отложился он от ветхого человека, тлеющего по похотям прелести, и облекся в Нового, обновляемого по Образу Создавшего Его: да став сопричастныым подобию смерти Твоей крещением, общник и воскресения будет...»

 

На этом я прервусь в цитировании Церемонии Христианского Крещения, и обращусь к словам Мартинеса де Паскуалли, которые он пишет в своей книге «Трактат о Реинтеграции существ в их первоначальных качествах и силах, духовных и Божественных»:

 

«Адам возгоревшись гордыней, пересек шесть вышеназванных пространств, подобных пространствам Творца. Иными словами, он произнес шесть мысленных действий, что были в его силе, чтобыы поддержать свою волю творения. Он выполнил физически в присутствии духа-обольстителя свое преступное деяние. Он ожидал от этого славы, равной славе Творца, но был внезапно схвачен как демон, ибо вместо формы в славе он произвел своим действием темную форму, противоположную своей. Он создал на самом деле материальную форму - вместо того, чтобы ее сотворить чистой и в славе, то есть таковой, которая являлась бы его могуществом. Адам размышлял над этим ущербным плодом, ставшим результатом его деятельности, и видел, что он создал свою собственную темницу, которая изощренно затворила его вместе с его потомством в темных границах и в духовном божественном наказании до конца времен. Наказанием было превращение славной формы в форму материальную и пассивную. Телесная форма, которую создал Адам, не являлась реально его формой, но походила на ту, какую он должен был принять после грехопадения. Меня спрашивают: "Быть может славная телесная форма, в которую Адама поместил Творец, была подобной той, что мы имеем в настоящее время?" Я отвечу, что внешне она не отличается от той, которую имеют люди сегодня. Однако: первая форма была чистой и нетленной, а та, которую мы имеем в настоящем, является пассивной и склонной к разрушению».

 

Несложно соотнести тленную форму с «ветхим человеком» в Церемонии Крещения, а «форму в славе» - с «облечением в Нового Человека». Однако, следует четко понимать, что для облечения в Форму Славы, требуется ее наличие, и появление таковой возможности у человечества. Мартинес де Паскуалис в дальнейшем приходит к выводу о том, что был необходим «Исправитель» коим и является Иисус Христос, воспринявший материальную форму падшего человечества, умерший в ней, и возродившийся в Форме Славы, тем самым давая возможность всем, кто принимает Крещение, умереть для физического, ветхого бытия, и возродиться для Нового, Духовного Бытия, и эти действия не символические, и не аллегорические, а реальные, и происходящие на самом деле н более тонких планах Бытия.

 

В подтверждение этих размышлений читаем дальше в Последовании Святого миропомазания, которое составляет в Церемонии Христианского Крещения заключительную часть:


При хождении вокруг Купели, поется (трижды):

 

«Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся, Аллилуия.» (Все кто во Христа крестились, во Христа облеклись. Аллилуия).


И у Апостола Павла в Послании к Римлянам (Глава 6, 3-13 стихи), которые читаются сразу после указанного выше песнопения, можно прочесть разъяснения Таинства:

 

«Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем. Итак да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его; и не предавайте членов ваших греху в орудия неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудия праведности».

 

Совершенно ясно, о чем тут идет речь для ума просвещенного: нам говорится об смерти для «темной, тленной формы», ради жизни в «Новой, Нетеленной Форме Славы», передаваемой через Исправителя Иисуса Христа. Невежды, и адепты черного колдовства не разумея этого, и закоснев остатками ума (из коего они выживают в геометрической прогрессии) в материи, трактуют эту часть Христианского Учения так, будто бы Христанство - суть религия смерти. Мы ответим им на это: да, Христианство - религия смерти, только смерти для рабства падшим духам, испорченным существам, кои являются хозяевами своих рабов - этих самых невежд, и адептов черного колдовства, которые отвергают смерть своей ветхой и временной формы, отвергают смерть своей эгоистической воли, которые отвергают Бога Трансцендентного, говоря ту ужаснейшую ложь, будто Бога нет нигде, кроме как внутри человека. Эти люди - лжецы, или адепты черного колдовтсва. Они либо злонамеренно искажают действительность, зная как обстоят дела на самом деле, либо в столь сильном рабстве у падших духов, что не ведают, что творят. Врядли в этом их воплощении им что либо поможет, и, что весьма вероятно - они уже давно лишились своей Божественной Искры, превратившись в омерзительные черные дыры, способные лишь на то, чтобы изрыгать ложь, и смущать неокрепшие умы, стремящиеся к Богу.

 

Но об этом стоит говорить отдельно, сейчас же, вернемся к тому, что Христианство является Религией Жизни, только Жизни Истинной - в Духе и с Богом, согласно Воле Бога, следуя которой человек может раскрыть свою Истинную Индивидуальность. Именно Христианство позволяет переродиться в форме Славы, именно оно дает возможность к началу Исправления той плачевной ситуации, в которой находится падший человек.

 

Меня спросят: «как это происходит, и каким образом человек достигает нового рождения в Нетленной Форме Славы, и самое главное: как все это связано с переходом к Астральному Циклу Посвящения?». Я отвечу, что именно рождение в Нетленной Форме Славы и есть переход к Астральному Циклу Посвящения, однако, не следует отождествлять Церемонию Христианского Крещения с достижением этого этапа Делания. Церемония дает задатки, но не делает за человека всю работу, а потому большинство людей, кои не ведут дальнейшую Астральную Работу, и не устанавливают связь с Учителем (или Учителями) - зарывают талант в землю. Более того: не со всеми прошедшими Церемонию Крещения Реинтегрированные Адепты пожелают устанавливать связь, и уж точно то, что подавляющее большинство «восприемников», участвующих в обычном Христианском Крещении - являются самыми обычными людьми, не имеющими с духовностью и Великим Деланием ничего общего, и естественно - не имеющими ни силы, ни права, и ни знаний для того, чтобы ввести человека в те области Астрального Плана, где человек мог бы установить контакт с Духовными Учителями, или Учителем.

 

Отсюда следует важность Посвящения, которое не будет, безусловно, являться «перекрещиванием» человека в Христа сызнова (если он уже Крещен), но будет являться возобновлением тех возможностей, кои он упустил при Крещении Церковном, и пробуждении в нем той эволютивной Силы, что позволит ему воспользоваться уже дарованной ему «Формой Славы». Отсюда и слова уважаемого Григория Оттоновича Мебеса о том, что «традиционный розенкрейцерский пробный астральный выход ученика в сопровождении «Тех, которые прошли туда раньше его», выход, столь изящно символизированный в физическом плане церемонией посвящения в 18-ю Шотландскую степень масонства с обстановочной стороны, а Христианским Крещением с идейной стороны, должен иметь место в той или другой форме».

 

Сам же переход от природного цикла к Астральному так же следует рассмотреть опять же, в согласии с Розенкрейцерской Традицией, ибо в ней мы можем найти еще один замечательный Ключ. Для этого обратимся к Химической Свадьбе Христиана Розенкрейца, и процитируем отрывок из нее, который много расставит по своим местам:

 

«Наконец, я обратился к моему доброму ангелу с просьбой, чтобы он во сне направил меня по правильному пути, и уснул.

 

Во сне я обнаружил себя в мрачной темнице, скованным одной цепью со множеством компаньонов, пытающихся разорвать свои цепи и карабкающихся как пчелы один на другого. Когда вскоре мы услышали звуки труб и литавр и в открывшуюся темницу проник маленький лучик света, я умудрился ускользнуть от своих компаньонов и приподнять себя на валун возле стены темницы. Затем у края отверстия появился старик со снежно-белыми локонами. Призвав к тишине, он объявил, что по милости его Древней Матери к нам будет семь раз спущена веревка. Если кто-нибудь из нас сможет ухватиться за нее, то он будет поднят наверх и получит свободу. Когда слуги Древней Матери спустили веревку, я никак не мог дотянуться до нее, а на кутерьму остальных было жалко смотреть. Через семь минут зазвонил маленький колокольчик, и веревка была вытянута наверх с четырьмя человеками, уцепившимися за нее. Снова и снова спускалась веревка, и каждый раз еще несколько человек вытаскивалось наверх; уже освобожденные помогали слугам тянуть. На седьмой раз веревка качнулась в сторону, и мне удалось схватиться за нее, но когда веревку потянули вверх, я ударился головой об острый камень и начал истекать кровью, однако, несмотря на безнадежное положение, меня все же вытянули.

 

Затем темница снова закрылась, и мы, поднятые наверх, были освобождены от наших оков, а наши имена были записаны на золотую табличку. Потом мы поблагодарили Древнюю Мать за свое освобождение и начали прощаться с ней. Каждому из нас был дан для расходов кусок золота. На одной его стороне было изображено восходящее солнце, на другой стороне стояли буквы Д.Л.С.. Что касается меня, то я едва мог двинуться из-за ран, оставленных на моих ногах цепями. Древняя Мать, видя это, сказала мне: «Сын мой, пусть эти раны не тревожат тебя, но благодари Бога, позволившего тебе даже в этом мире вступить в такой высокий свет. Сохрани эти раны в память обо мне».

 

Проснувшись, я обдумал свой сон и понял из него, что Бог удостоил меня правом присутствия на этой мистической и тайной Свадьбе. Я облачился в Белые полотняные одежды, накинул на плечи кроваво-красный плащ, завязав его крестообразно, а к шляпе прикрепил четыре красных розы. Затем я взял хлеба, соли и воды и радостный отправился в путешествие».

 

Я думаю, в свете вышеизложенных рассуждений символизм отрывка ясен, и относительно «белой полотняной одежды», и относительно крестообразно завязанного красного плаща, и относительно четырех красных роз. Но на мой взгляд, важным является описание спасения из башни:


Человек экстериоризовался в астральном теле, и увидел то, что вокруг него. Это вполне соотносимо с темной внутренностью башни, и разного рода элементами плачевного состояния, в коем пребывает каждый человек, даже овладевший Астральной проекцией. Более того, последний видит это воочию, и без приукрас физического мира, без обманчивой вуали материи созерцает обилие мерзких лярв, и все это царствие падших духов и прочих испорченных существ. Цепь которой он связан - это узы «ветхого человека», или, «тленной формы», если говорить словами Мартинеса де Паскуалли.

 

Без внешней помощи человек не может выбраться со дна этой ямы, и потому Духовные Учителя скидывают веревку, по которой вытаскивают человека, стремящегося к освобождению. Сама эта веревка есть ничто иное - как Инициатическая Магическая Цепь Традиции, идущей от Духовных Учителей. Подробное описание работы с этой цепью можно найти у д-ра Папюса в его книге «Трактат о Практической Магии», в главе, которая так и называется, «Магическая Цепь».


Также, некоторые разъяснения можно найти у Григория Оттоновича Мебеса в его описании 12-ого Аркана.

 

Итак, без внешнего вмешательства Учителей, «уже прошедших туда раньше него», и, что самое главное, без изначального явления Исправителя, который и положил начало Инициатической Цепи, которую в виде веревки скидывают стремящемуся к Истине человеку - переход к Астральному Циклу Посвящения невозможен. Более того, во всех рассмотренных нами примерах, мы встретили символизм Белых Риз Света, цитата же из Химической Свадьбы разъясняет нам, чем же эти Ризы столь выбелены:

 

«Накинул на плечи кроваво-красный плащ, завязав его крестообразно» - сравнивая это с известными словами из Откровения Иоанна Богослова (Глава Седьмая, стихи 9, 13-17)


После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих.
[...]


И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца. За это они пребывают ныне перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них. Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их.

 

Данный пример вновь отсылает нас к важности роли Иисуса - Исправителя в процессе перехода к Астральному Циклу Посвящения, в процессе возрождения в Форме Славы, символизируемой «Белыми Ризами Света», убеленными Кровью Агнца. Именно эти одежды и являются «брачной одеждой», о которой говорит Иисус в Евангелии от Матфея (Глава 22, стихи 2-14) в притче о брачном пире, а именно: «Царь, вошедши посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошёл сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю (кромешную); там будет плач и скрежет зубов; ибо много званных, а мало избранных!». Весьма просто провести параллель между «Химической Свадьбой» на которую был приглашен Христиан Розенкрейц, и «Брачным Пиром», о котором говорится в притче.

 

Что же до человека, который все же умудрился попасть на этот пир не будучи облачен в убеленные Кровью Агнца Ризы Света - то таковая судьба ожидает всех тех, кто получив сию спасительную веревку, и даже взобравшись по ней к «Великим Светлым Областям подлинного Бытия» - отказался облачиться в Ризы Нетления, из-за гордыни и своеволия, а наиболее всего - из-за отрицания Исправителя Христа.

Автор статьи Baal-Hiram 330/660/900 Ancient and Primitive Rite of Memphis-Misraïm, 2010 г.


Back to Top