Home Масонство Статьи о Масонстве «Формально - о масонской тайне»
«Формально - о масонской тайне» PDF Печать
Масонство - Статьи о Масонстве

 

Формально - о масонской тайне


В данной работе хотелось остановиться на двадцать третьей ландмарке – основополагающем законе – из известного списка 25 ландмарок А. Маккея. Она относится к обязательной для соблюдения всеми членами Братства тайны организации. Вполне применима эта же ландмарка, а также все связанные с ней проблемы, и к иным организациям закрытого типа.


Эта ландмарка бесповоротно устарела в наше время официальных веб-сайтов великих лож, адресов местных лож в справочниках «Желтые страницы», портретов выдающихся масонов в государственных учреждениях, официальных масонских стипендий для одаренных студентов, масонских ожоговых центров и утвержденной в нескольких университетах США и Великобритании научной степени доктора масоноведения.


Во время посвящения в первый градус каждый новопосвященный в масонское Братство сперва выслушивает наставление о своих будущих обязанностях, где, в частности, говорится: «Первый долг вольного каменщика есть долг совершенного молчания обо всем, что вы услышите здесь или что вам будет открыто, а равно и о том, что вы услышите, увидите или узнаете впредь».


Далее он обязательно приносит торжественное обязательство перед алтарем трех светочей, положив руку на ту Книгу Священного Закона, которая для него действительно священна и клятву на которой он действительно почитает нерушимой: «Обещаю и клянусь, по своей доброй воле и без принуждения, торжественно и чистосердечно, перед лицом Великого Строителя Вселенной и перед сим достопочтенным собранием вольных каменщиков никогда не открывать ни единой из тайн сего братства, коие мне будут доверены, иначе как истинному и законному брату, либо ложе, законно основанной, никогда не запечатлевать их ни письменами, ни знаками, ни резьбой на меди, ни иным способом начертания, коим сии тайны могут быть обнаружены».


Формулировка торжественного обязательства не менялась несколько веков, разве что в деталях и мелочах. Ясно, что согласно ей разглашению не подлежит ничто из происходящего в стенах ложи, то есть опознавательные знаки, ритуал во всех подробностях как произносимых слов, так и совершаемых действий, имена и характеристики братьев, суть и формулировки масонского этического и философского учения, повестка дня собраний, темы зодческих работ, - вообще всё, относящееся к масонству. Однако в действительности в современном масонском мире понятие масонской тайны несравненно уже.


Практически с самого начала масонской истории на Западе Братству пришлось столкнуться с несовершенством человеческой природы в самом неприятном ее виде — а именно в виде масонов-изменников, которые с радостью предлагали на обозрение широчайшим кругам общественности так называемые «разоблачения» масонства, то есть записанные по памяти ритуалы (тогда их еще не издавали для внутреннего пользования, а исключительно заучивали наизусть), списки опознавательных знаков и паролей и т.д. Причины таких действий бывших масонов были, в основе своей, личными, как это было с автором самого известного из ранних «разоблачений», «Масонства в разрезе» - Самуэлем Причардом. В предисловии к своему памфлету он допускает вполне прозрачные намеки на обстоятельства, пробудившие его праведный гнев и заставившие опубликовать доверенные ему внутренние документы Братства: «Однако если после принятия в Таинства Масонства какой-либо новый Брат невзлюбит его церемонии и будет о себе думать как о чересчур легко давшем себя обобрать, а потом отвергнет это Братство или исключит себя из списков расходов на Квартальное собрание и из участия в самом собрании, пусть даже он и был законно принят в регулярную и должным образом учрежденную ложу, - ему будет отказано в привилегии (как и Брату-Посетителю) в познании Тайны, за которое он уже заплатил, что есть явное Противоречие самим Основам Масонства, как явственно следует из нижеприведенного трактата». Прочие авторы первых «разоблачений» тоже редко поднимались до более возвышенных побуждений. Многие, в отсутствие настоящих ритуалов, упражнялись в придумывании своих. В течение долгого времени сочинение абсурдных богохульных или карнавальных ритуалов с пометкой «вот что делают масоны» стало модным светским развлечением лондонских скучающих аристократов с их домашними театрами. В написании пары таких ритуалов признавался в своих дневниках, в частности, модный и пронырливый светский хроникер  Даниэль Дефо. А в результате количество опубликованных масонских и псевдо-масонских ритуалов уже к началу XIX века уже превысило все разумные пределы, и рядовой читатель уже совершенно перестал различать, где истинные, а где вымышленные масонские церемонии, да и не особенно его интересовало это разграничение. С одной стороны, это обстоятельство стало одним из главных в формировании «антимасонского мифа» (если вообще можно загнать в рамки одного определения всю совокупность немыслимых фантазий о якобы сатанинской, еврейской, иллюминатской и глобалистской сущности масонства).


Однако в данном случае речь идет не об этом мифе, а о шаткости и зыбкости понятия масонской тайны применительно к самим масонским ритуалам. Практически невозможно в современном мире сохранить в тайне никакой масонский ритуал, потому что каждый из ритуалов, созданных за 300 лет существования Братства, уже несколько раз опубликован в общедоступых источниках и может быть найден в библиотеке или в интернете. Другое дело, что только масон, да и то далеко не всякий, а лишь посвятивший определенное время изучению ритуалов и сам посвященный в несколько орденов и степеней, может вынести хотя бы отчасти верное и обоснованное суждение, настоящий это ритуал или выдуманный профаном, практикующийся в настоящее время или давно забытый, реально действующий или так и оставшийся на бумаге в тетради у масона-автора конца XIX века. Так что отчасти можно признать, что настоящие масонские ритуалы остаются тайной по сей день — но лишь как пребывающие в окружении сотен и сотен подделок. С другой стороны, авантюрные романы так и советуют хранить секретную информацию: на видном месте и перемешанной с фальшивками. Это же относится и к опознавательным знакам и словам, содержащимся в этих печатных ритуалах и разоблачениях.


Для самих масонов это создает несоизмеримо большую проблему, чем для остальных людей и уж точно — чем для антимасонов. У масонов исчезла определенность и недвусмысленность в оценке действий брата, опубликовавшего масонский ритуал для широкой общественности. Такой брат всегда может сослаться на открытые источники, из которых он якобы и почерпнул материал. И привлечь его к ответственности за разглашение тайны становится проблематично. В конечном итоге, практически все дела о разглашении масонской тайны в современном мире попадают в разряд неразрешимых проблем и управляются исключительно законами нравственности и элементарной человеческой порядочности. К счастью, порядочных людей среди масонов большинство, однако перед лицом отдельных братьев, оказавшихся непорядочными, это большинство бессильно.


Современными масонскими уложениями строго оговаривается, что неразглашению не подлежат только опознавательные знаки и пароли Братства. Точка. Остальное теоретически можно сообщать самым широким кругам общественности в просветительских целях. Также во многих странах специально оговаривается запрет на разглашение имен масонских братьев без их предварительного согласия. Это вполне разумное требование как для стран с неспокойной и нестабильной внутренней ситуацией, так и для вполне благополучных демократических стран. В конце концов, масонство не имеет никакой власти над частной жизнью братьев вне стен ложи. Однако и это прарвило сплошь и рядом нарушается современными масонами, как в целях причинения братьям морального ущерба, так и просто по незнанию и от чистого сердца. В некоторых других странах, особенно гордящихся многовековой масонской историей, вроде Великобритании, Швеции и США, ложи вольных каменщиков регулярно публикуют списки своих членов в открытой прессе, в интернете, раздают братьям наклейки для ветрового стекла автомобиля и бумажной корреспонденции, - в общем, демонстративно избегают всяческой конспирации.


Итак, в современном масонском мире понятие масонской тайны размыто, его определения отчасти устарели, отчасти стали бессмысленны, а поэтому все чаще приходится говорить об отсутствии в масонстве формальных тайн, но наличии лишь некой  внутренней, эзотерической тайны, о которой в свое время писал Дж. Казанова в своих мемуарах. Прося прощения у читателей за длинную цитату, вынужден ее привести здесь целиком, потому что больше нигде понятие масонской тайны не описано так живо и страстно:


«Нет в мире  человека, который  сумел бы все  познать; но всякий человек должен стремиться к тому, чтобы познать все.  Всякий молодой путешественник, если  желает  он  узнать высший  свет,  не  хочет  оказаться  хуже  других и исключенным из общества себе равных, должен в нынешние времена быть посвящен в то, что называют масонством, и хотя бы поверхностно понять, что это такое.


Однако ж он должен  быть внимателен,  выбирая ложу, в какую желает вступить: дурные  люди  не  могут действовать  в ложе, но могут  оказаться в  числе ее членов, и кандидату надобно  остерегаться опасных связей.  Те,  кто решается вступить в  масонскую  ложу для  того  лишь,  чтобы  узнать ее тайну,  могут обмануться: может статься, они полвека проживут мастерами-каменщиками, так и не постигнув тайны сего братства.


Тайна  масонства  нерушима  по  самой  природе   своей,  ибо  каменщик, владеющий ею, не  узнал  ее от другого,  но разгадал сам. Если она открылась ему, то для  того, что ходил он в  ложу, наблюдал, рассуждал и делал выводы. Сумев постигнуть ее, он остерегается разделить открытие свое с кем бы  то ни было, даже и  с лучшим  своим другом-каменщиком:  ведь если  тому  недостало таланту проникнуть в нее, то тем более не получит он никакой пользы, услыхав ее изустно. А потому тайна сия вечно пребудет тайной.


В тайне должно держаться и все то, что происходит в ложе; однако те, кто по бесчестью своему и нескромности не постеснялись разгласить происходящее в ней, все ж не разгласили главного. Да  и как могли они разгласить то, что им самим неведомо? Знай они тайну, не разгласили бы и обрядов.


Во  многих непосвященных  братство  каменщиков производит  ныне  те  же чувства, что  в древние времена  великие  таинства, какие  праздновались  в Элевсине во славу Цереры. Они  занимали воображение всей Греции, и первейшие люди на  этой  земле мечтали  быть  в  них  посвящены.  То посвящение  было несравнимо важней, нежели нынешнее во франкмасоны, среди которых встретишь и негодяев, и отбросы  рода человеческого.  Долгое время  Элевсинские мистерии внушали  всем благоговение, и происходящее на них  было окутано  глубочайшей тайной. Дерзнули, к примеру, разгласить три слова, что произносил иерофант в конце  мистерий,  отпуская посвященных; и что же последовало? Ничего, кроме бесчестья для  разгласившего, ибо три  эти слова принадлежали к  варварскому наречию,  неизвестному  профанам.  Где-то читал я,  что эти слова  означали: Бдите  и  не  творите  зла. Посвящение продолжалось девять дней, обряды были весьма  пышные,  а  общество — весьма почтенное. У Плутарха читаем,  что Алкивиад приговорен был к смерти, а  имущество его обращено  в казну за то, что дерзнул  он вместе с Политионом и Теодором насмехаться  в доме своем над великими  таинствами, нарушив закон эвмолпидов. Вследствие сего святотатства всякий жрец и жрица должны были по приговору проклясть его; но исполнено это не было,  ибо одна жрица, воспротивившись, привела тот довод,  что жрица она для благословения, а не для проклятия: превосходный урок для святейшего отца нашего, римского  Папы,  но он ему не внемлет. Сегодня уже  ничто  не свято. Ботарелли печатает в своей  книжонке  все  обычаи вольных каменщиков — все довольствуются тем, что  зовут его мошенником.  Будто не  было это  известно заранее.  В Неаполе некий князь  и г-н Амильтон устраивают у себя чудо  Св. Януария,  а  король  покрывает их и даже не  вспомнит, что  носит на  своей королевской груди орденскую ленту, на которой вокруг изображения Св. Януария написаны слова: In  sanguine  foedus[1]. Мы одолеем  это и  станем  двигаться вперед, но коли остановимся на полпути, все пойдет еще хуже»[2].


Все это так. И споров здесь не могло бы быть в принципе, если бы речь в упомянутой выше ландмарке не шла о другом.


Возвращаясь к формулировке, мы видим, что она касается «тайны организации» (secrecy of the institution). И здесь необходимо остановиться на самой сути масонской организации.


В современных социологии и тщащейся утвердиться среди наук «конспирологии» к настоящему моменту выработана классификация тайных обществ по степени скрытости. Нужно признать, что она не лишена справедливости и определенной ценности как первая в своем роде. Согласно этой классификации все организации, которые в общепринятых терминах именуются «тайными обществами», могут быть распределены по трем группам.


К первой - «тайным обществам первого порядка» - принадлежат закрытые организации. Они известны по своим названиям, имеют свои легальные и открытые официальные представительства (штаб-квартиры, интернет-сайты, СМИ, представителей для связей с общественностью), участвуют в общественной жизни, легко идут на контакты с внешним миром и т.д. Однако при этом членство в них не является доступным для всех и каждого, поскольку в них есть особые критерии отбора кандидатов, а для посвященных — какие-то особые процедуры, внутренние тексты, внутренние законы и правила. Иначе говоря, это не тайные общества, но и не обычные общественные организации. При этом списки их членов могут оставаться неизвестны широкой общественности, равно как и цели и методы этих организаций могут являться общественным достоянием лишь частично. Масонство принадлежит именно к этой группе.


К «тайным обществам второго порядка» относятся, по мнению социологов и «конспирологов», организации, названия и некоторые цели которых известны широкой общественности или узким кругам исследователей, но остаются секретными списки членов, центры, основные цели и методы работы, а также критерии отбора кандидатов. По мнению этих специалистов, к такого рода организациям можно отнести иллюминатов и практически любое революционное или национально-освободительное движение мировой истории, от гарибальдийцев и декабристов до мафии и современных антиглобалистов. Также они утверждают, что такие общества стоят за руководством тайных обществ первого порядка, вербуя в свои организации членов закрытых обществ, при этом рассматривая эти закрытые общества как своего рода «воронку», фильтр для отделения подходящих кандидатов от общей массы, стремящейся только к элитарности и внешнему блеску.


К тайным обществам третьего порядка обычно относят собственно тайные общества, то есть такие организации, которые действуют, набирают новых членов, преследуют свои цели, разрабатывают собственные методы работы, но при этом никто из не-членов о них ничего не знает и даже не представляет себе, что их работа проходит буквально в двух шагах и именно сейчас. Такие общества могут и не иметь отдельных названий, а если такие названия существуют, они все равно не известны никому за пределами этих обществ. Это некие абстрактные архетипы тайного общества, обычно и внушающие обывателю безотчетный страх. Часто за неимением иных определений эти сверхтайные общества называют или тоже «масонами», или «иллюминатами».


В современной литературе — чаще всего антимасонкой, потому что спрос на рынке литературы диктует предложение, а скандальные разоблачительные материалы несравненно более востребованы, чем более или менее объективная и поэтому скучная информация, - масонами часто называют купно представителей всех тайных обществ всех групп и классов. Лично мне проще в данном контексте оперировать двумя самыми частотными запросами в службе поиска Яндекса — собственно масонов я обычно так и называю масонами (594 439 ссылок), а архетипические представления обывателя о злонамеренном тайном обществе сатанистов, стремящихся править всем миром, -  «массонами» (599 620 ссылок). Даже сетевая машина поиска наглядно показывает символическое соотношение реальных и мифических представлений о тайных обществах, но другой реальности у нас нет, и приходится мириться с имеющейся перед глазами.

 

 


 


[1]  «Союз во крови» (лат.)
[2]  Перевод А. Строева.


 


© Z., 2009 год

 

 

 

Back