Home Масонство Статьи о Масонстве «Великая Тайна Вольных Каменщиков раскрыта», — из энциклопедии франкмасонства Р.Ф. Голда
«Великая Тайна Вольных Каменщиков раскрыта», — из энциклопедии франкмасонства Р.Ф. Голда PDF Печать
Масонство - Статьи о Масонстве

 

Великая Тайна Вольных Каменщиков раскрыта

 

Со включением некоторых вопросов, ставящихся перед ними во время их собраний и Церемоний



А также Клятва, Тост, Знаки и Приметы

для опознания друг друга.


Точно в  том  виде,  в котором они были обнаружены

в рабочем столе внезапно умершего масона,


А ныне публикуются к сведению общественности.

 


Второе издание

 

в которое включены два "письма другу",

из коих в первом рассказывается

о сообществе Вольных Каменщиков,

а во втором сообщается о Древнейшем Обществе Гормогонов

о его происхождении, установлении, расцвете и устройстве,

о его правилах и уставах и о том, как он проник

в Великобританию.

 

Включает полное собрание всех материалов по  этому  вопросу,

доступных общественности.  С  рассказом о причинах их выхода

из Вольного  Каменщичества,  минуя  официальную   процедуру.

Впервые представленные к сведению и для пользы

общественности.




Лондон
Типография А.Мура близ Собора Св.Павла
1725

 

 

 


 

 

"... Ambubajarum collegia, Pharmacapolae,
Mendici, Medici, balatrones, hoc genus omne.
Mulus scabit Mulum."  Horacio

"Флейтщицы, нищие, мимы, шуты, лекаря площадные...
Осел скорбит по ослу..."
Гораций, Сатира № 2

 

 

Великая Тайна Вольных Каменщиков раскрыта

 

Введение

 

Этот документ был обнаружен среди прочих бумаг в рабочем столе недавно и внезапно умершего видного масона, и мы сочли возможным опубликовать ее слово в слово,  дабы  общественность получила наконец какое-то действительное представление о том, что принято называть Великой Тайной Вольных Каменщиков.

 

 

"Жил в Лувене человек,  который расклеил по городу афишу,  в которой утверждал,  что с огромным трудом и с риском для жизни он разыскал, поборол  и пленил -- а теперь готов был в своем павильоне показать любому, кто сможет уплатить за зрелище шесть соверенов -- вселяющее ужас и кровожадное чудовище,  смертельного врага человечества, "особенно в часы его голода".

 

 

Со всех  концов страны потянулись люди посмотреть на это чудовище. Все они входили в одну дверь павильона и выходили из другой, у которой толпились жаждущие видеть то же,  что уже повидали они; и те засыпали их вопросами:  стоит ли зрелище заплаченных за него денег  и пройденного ради него пути.  А вышедшие,  поскольку внутри павильона с них брали  соответствующую  клятву,  говорили:

 

 

"Да, это невероятное существо! Никогда в жизни мы такого не видели и больше никогда не увидим!" Но через некоторое  время  кто-то отказался хранить тайну,  и все узнали, что этим "чудовищем" была простая блоха".

 

 

Однако возвращаясь  к предмету нашего повествования,  мы,  в первую очередь, предлагаем вниманию наших читателей.

 

Знаки Вольных Каменщиков

 

Опрос перед введением в Ложу



В.: Мир тебе.

 

О.: Со надеждами моими аминь.

 

В.: Который час?

 

О.: Около шести или около двенадцати.

 

В.: Занят ли ты?

 

О.: Нет.

 

В.: Будешь ли ты отдавать или забирать?

 

О.: И то, и другое; или как ты пожелаешь.

 

В.: Что есть Наугольник?

 

О.: Прямота.

 

В.: Беден ты или богат?

 

О.: Ни то, ни другое.

 

В.: Можешь ли ты разменять мне это?

 

О.: Могу.

 

В.: Во имя... и т.д., вольный ли ты каменщик?

 

О.: Да.

 

В.: Кто такой вольный каменщик?

 

О.: Человек,  зачатый мужчиной, рожденный женщиной, брат царям.

 

В.: Кто такой брат?

 

О.: Друг и спутник князьям.

 

В.: Как мне опознать в тебе вольного каменщика?

 

О.: По знакам, пожатиям и клятве посвященного.

 

В.: Какова же твоя клятва посвященного?

 

О.: Я слушаю и таю в себе, иначе будет рассечено мое горло и язык мой вырван из уст моих.

 

В.: Где ты стал вольным каменщиком?

 

О.: В верной и совершенной ложе.

 

В.: Сколько каменщиков составляют ложу?

 

О.: Господь и Наугольник,  с пятью или семью истинными и совершенными Каменщиками, в горних высях или в дольних низинах Вселенной.

 

В.: Почему ложу составляют нечетные числа?

 

О.: Потому, что все нечетные числа людям во благо.

 

В.: Из какой ты ложи?

 

О.: Из ложи Св.: Иоанна.

 

В.: Как она лежит?

 

О.: Точно с Востока на Запад, как все храмы.

 

В.: Где место каменщика?

 

О.: У восточного окна в  ожидании  восхода  солнца,  которое увидит свой народ в трудах.

 

В.: Где место Стража?

 

О.: У  западного окна в ожидании заката солнца,  которое тем отпускает учеников от трудов.

 

В.: Кто правит ложей, руководит ею и возглавляет ее?

 

О.: Ира (Яхин) или Правая Колонна.

 

В.: Как она управляется?

 

О.: Наугольником и Линейкой.

 

В.: Есть ли у тебя Ключ от ложи?

 

О.: Есть.

 

В.: В чем его предназначение?

 

О.: Отпирать и запирать, и запирать и отпирать.

 

В.: Где ты хранишь его?

 

О.: В ларце слоновой кости между  зубами  и  языком,  или  в сердце моем, где храню все свои тайны.

 

В.: Есть ли у тебя цепь от ключа?

 

О.: Есть.

 

В.: Какой она длины?

 

О.: Как от моего языка до моего сердца.

 

В.: Сколько есть драгоценных сокровищ?

 

О.: Три: Циркуль, Треугольник и Наугольник.

 

В.: Сколько есть светочей?

 

О.: Три: Восток, Юг и Запад.

 

В.: Кого они представляют собой?

 

О.: Троих: Отца, Сына и Святого Духа.

 

В.: Сколько есть колонн?

 

О.: Две: Яхин и Боаз.

 

В.: Что они представляют собой?

 

О.: Силу и крепость Храма во все времена.

 

В.: Сколько углов в ложе Св.: Иоанна?

 

О.: Четыре и все прямые.

 

В.: Как отыскать меридиан?

 

О.: Он там, где солнце касается западного угла ложи, покинув юг.

 

В.: В какой части Храма располагалась ложа?

 

О.: В портике Соломона, в западной части Храма, где были установлены две колонны.

 

В.: Сколько ступеней у истинного каменщика?

 

О.: Три.

 

В.: Разреши меня от сомнений.

 

О.: Разрешаю...  Весьма Досточтимый Мастер, Досточтимые Мастера и Досточтимые Братья  Весьма  Достопочтенной  Ложи, откуда я следую, шлют вам привет.

Отзыв: Да пребудет Господь Милосердный с нами на этом собрании, и с Весьма Достопочтенной Ложей,  откуда ты следуешь, и с тобой.

В.: Дай мне слово Иерусалима.

 

О.: Гиблин.

 

В.: Дай мне слово Вселенной.

 

О.: Боаз.

 

В.: Истинный наш брат, как твое имя?

 

О.: [имярек]

 

Отзыв: Добро пожаловать, брат наш [имярек] в наше сообщество.

В.: Сколько особенных добродетелей свойственно каменщику?

 

О.: Три: братство, верность и молчание.

 

В.: Что они представляют собой?

 

О.: Братскую любовь, покой и откровенность среди всех истинных каменщиков;  которыми вольные каменщики были вознаграждены при строительстве Вавилонской башни и Храма  Соломона.

 

В.: Сколько есть истинных уз?

 

О.: Пять:  ступня  к  ступне,  колено к колену,  рука в руке, сердце к сердцу, ухо к уху.

 

В.: Откуда ведет свое начало арка?

 

О.: Из архитектуры.

 

В.: Сколько есть архитектурных ордеров?

 

О.: Пять:  Тосканский,  Дорический, Ионический, Коринфский и Композитный.

 

В.: Чему они соответствуют?

 

О.: Они соответствуют прямой,  перпендикуляру, диаметру, окружности и квадратуре.

 

В.: Каково истинное слово или истинная примета каменщика?

 

О.: "Прощай!" (Adieu!)


Клятва Вольного Каменщика

 

Ты обязуешься  отныне  служить  Господу  всеми своими знаниями и способностями,  быть верным союзником  своего  короля, помогать своим братьям изо всех своих сил;  пусть же те таинства, которые ты познал,  помогут тебе в исполнении этой клятвы. Да поможет тебе Господь.


Тост за здоровье Вольного Каменщика

 

Я пью за наше Сообщество и за  каждого  из  верных  и преданных его братьев, которые с честью исполняют свою клятву хранить тайну.  Как то,  что мы поклялись вечно любить  друг  друга, верно то, что никогда еще мир не знал такого Достойного, Древнего и Совершенного сообщества, как наш Орден. Пусть же мир преклонится пред нашей тайной!

Я пью за тебя, Брат!


Приметы для опознания Вольного Каменщика

 



1. Надевать и снимать шляпу,  удерживая ее  большим,  указательным и средним пальцами.

2. Ударить три раза ребром ладони  правой  руки  по  тыльной стороне мизинца левой, как бы рубя.

3. Образовать ступнями треугольник,  сведя  вместе  пятки  и разведя носки под прямым углом, или каким-либо другим способом.

4. Взяться за руки,  соединив большие пальцы рук и указательными три раза надавить на запястья друг другу.

5. Прошептать:  "Мастера и братья достопочтенного содружества, из которого я следую, приветствуют вас".

 

Ответ должен быть: "Господь да благословит мастеров и братьев достопочтенного содружества, откуда вы следуете".

 

6. Три раза потереть веко указательным пальцем.

7. После того,  как выпили, повернуть бокал или любую другую посуду вверх дном.

8. Поинтересоваться  здоровьем  брата;  затем выпить за здоровье друг друга.

9. Спросить, в какой ложе брат был посвящен.


Примечание:  В  годы   правления   короля   Генриха   Шестого (1422-1461 и 1470-1471 гг. -- Прим. перев.)

 

Парламентом было принято следующее постановление:  "Буде же злодеяние учинено,  чтобы Каменщики собирались между собой на собрания и молебствия,  наказанием им да станет заключение в  крепость,  а  имущество  их  да отойдет, по воля короля, в казну".




Письма другу


"... Nullo penetrabilis astro
Lucus erat."  Virgil

"...Никогда не проникнет
свет за звезд полотно..."
Вергилий, Буколики, Эклога #4



 

Первое, касающееся

сообщества Вольных Каменщиков




Сэр,

 

Обязательство, которое Вы столь великодушно возложили на меня,  не выполнишь,  написав всего пару строк. Вы выразили желание,  чтобы я рассказал Вам о том братстве (как Вы решили его определить),  которое  называет себя Сообществом Вольных Каменщиков, а также о различных мнениях на его счет и об узах, связывающих их.

 

Это, Сэр,  потребует немалого времени: во-первых, необходимо углубиться в из связи, а затем, по зрелом размышлении и раздумии, придти к  каким-то  выводам;  поскольку необдуманные и неразумные суждения в этих вопросах могут только бросить тень на сторонников взглядов, которые мы хотим изучить, а также прибавить чести и силы противостоящим им партиям и группировкам.

 

 

Что касается их устава, то это сплошные загадки и недоговорки для всех,  кроме них самих,  и сомневаюсь,  чтобы они могли -- или хотели -- дать какой-либо удовлетворительный и полный отчет о нем. Из того же,  что я знаю,  я заключаю,  что все они находятся под действием некоторой клятвы или какого-либо другого обязательства не передавать и не раскрывать Арканы их учения никому, кроме членов их собственного общества. Это, насколько я могу заключить, является следствием того,  что он либо невероятно нелеп  и  глуп, либо настолько непристоен и святотатственен, что они не хотели бы предстать с ним на суд общественного мнения.

 

 

Они высоко  ставят себя в связи с принадлежностью к Обществу Вольных Каменщиков,  при этом упражняясь в изыскании новых и неудобоусваиваемых значений  и  пониманий слова "масон" в древнееврейском, греческом,  латинском,  английском и,  как я думаю, вообще в любом языке под Небесами.  Как мне известно, их патроном является Хирам, царь Тирский,  который,  вне всякого сомнения, был язычником, если,  конечно, он не был обращен в иудаизм после знакомства с Царем Соломоном,  что само по себе есть химера и  предрассудок,  ибо Писание, являющееся единственным первоисточником по этим вопросам, не содержит в себе указаний на этот счет.

 

 

Они рассказывают пустые сказки о дереве,  якобы, выросшем на могиле Хирама и обладавшем чудесными листьями и плодами "чудовищного вкуса" (monstrous Quality);  в то же самое время они не знают, где и когда он умер;  а о его могиле они знают не больше, чем о могиле,  например,  Помпея. Но часто для того, чтобы привлечь к себе внимание своих невежественных, полусумасшедших учеников (таких как Корчмари, Мясники и Жнецы) некоторые из их главных мастеров забивают им уши рыкающим и бессмысленным жаргоном, напоминающим цыганский,  который они называют "арабским языком". Я же придерживаюсь стойкого убеждения,  что ни один из членов общества не знает арабский лучше, чем, например, я -- китайский.

 

 

Исходя из этого,  Сэр,  сумбурнейшего учения,  они присвоили себе августейший титул Каббалистов,  а скорее,  Кабал-листов (Cabal-lists), т.е. своры ползучих, безумных отбросов общества, роящихся тесной толпой,  изничтожая в своем кругу все понятия о Науке, Разуме и Религии, стремясь изничтожить их также и во всем мире.

 

 

Чтобы разъяснить неразумные и бессмысленные их церемонии,  я спрошу Вас,  Сэр,  или их самих,  или весь мир:  посвящал ли когда-либо человек в здравом уме и твердой памяти свое время и  свои труды занятию,  о котором он не имеет ни малейшего представления? И кстати,  Сэр, не посчитали бы Вы, что достойное место в Бедламе должен занять человек,  именующий себя ювелиром,  в то время, как занятие его -- починка обуви? И не вызовет ли у Вас смех человек, который  именует  себя  гравером,  зарабатывая  при этом на жизнь чисткой труб.  Вот то же самое и в случае с Вольными Каменщиками; каждый из них,  предположительно, каменщик, хотя среди них встречаются и богословы,  или скорее,  пустословы, есть портные, фельдшеры,  ткачи,  и т.д. и т.д., которые не больше знают о том, чем кирпич отличается от камня и как ук-ладывать тот или другой, чем о том, как научить борова играть на флейте или кобылу -- разбираться в алгебре.

 

 

Есть среди   них  некоторые,  кто  подписывается  инициалами S.T.P., что, как многие предполагают, должно означать "Sacrofanctae Trinitatis Persecutores";  поскольку давно замечено, что сторонниками этих убеждений столь низменно и злонамеренно  исповедуется вера  Св.:  Афанасия;  и  что Возвышенное (нет,  даже просто Возвышенные Свершения нашего Спасителя) вызывают у многих из этих недостойных лишь  достойные всяческого порицания насмешки и презрение. Особенно уважаем именно за это некий "Папистский Ренегат", который не столь давно написал безумное сочинение "Farrago" о чуме, а потом надеялся,  что все поверят в его бредни  относительно того, что это был, якобы, перевод какого-то классического автора. Впрочем, в этом случае, перевел он этот труд так непотребно глупо и бестолково, как не смог бы никто другой.  То же, что придает наибольший блеск и наибольшее великолепие их сомнительной Каббале,  это тот факт, что им удалось заполучить в свои неопределенные и сомнительные тенета многих людей со звучными именами.  Для меня,  например, это нисколько не удивительно: ведь великие люди все равно всего лишь люди,  и они попадают в те же неверные и липкие сети,  что и стоящие ниже их в обществе. Как справедливо наблюдение  Елиуя  Вузитянина (Книга Иова 32:9):  "Не многолетние только мудры,  и не старики  разумеют  правду";  и  я действительно рассматриваю  многих  из  состоящих в этом обществе джентльменов, какими бы почестями и какой бы властью они ни  были облечены в светской жизни,  как такое же "украшение" Вольного Каменщичества, каким были для атеизма Юлиан и  Максентий,  или  для арианской ереси -- Констанций и Валент.

 

 

Простите, сэр,  я чуть не забыл об одном из наиболее выскочкочтимых персон  этого  Сообщества.  Он подписывается R.S.S.  или L.L.D. Иногда он трогательно величает себя Пятым Ордером: я полагаю (поскольку  он масон),  что он имеет в виду пятый ордер Архитектуры, иначе именуемый Композитным, что, вероятно, отражает тот факт, что  доктор  представляет собой причудливую композицию всевозможных предрассудков и глупостей.  Существует  еще  одно,  что вселяет в меня гораздо большую уверенность в этом: доктор утверждает, что ему открылось  магическое  Слово,  этакий  фокус-покус, что-то вроде  проклятия  Анании  и  Сапфиры  в  пятой главе "Деяний...", и он уверен также в том, что кого бы он (как член вышеупомянутого Пятого  Ордера)  ни  подверг этому ужасному проклятию, тот непременно тут же падет мертвым, как они. Не могу себе представить, каким  образом  Доктор  набрел на это таинственное Слово, если, конечно,  он не вычитал его в  "Пантагрюэле"  Рабле  или  в "Фармакопее" Д-ра Фуллера,  этих двух неиссякаемых источниках всяческой бессмыслицы. Не знаю, как Вы, а я стараюсь десятой дорогой обходить Доктора,  ибо уверен, стоит нам встретиться и ему узнать меня, как из уст его вылетит ужасное Тысячесложие, и я буду мертвее Вильгельма Завоевателя.

 

 

Но теперь, Сэр, попробую вывести какое-то заключение: и если говорить о  моих  собственных воззрениях касательно этих дельцов, то мое стойкое убеждение состоит в том,  что если они вообще поддаются какому-либо определению,  по признаку принадлежности к какой-либо из сект,  существовавших или существующих в мире с древнейших времен по сей день,  то наверное, их можно отнести к гностикам, берущим свое начало в трудах Симона Мага.  Эта секта  подвергала осмеянию  не  только христианство,  но и разумную мораль, проповедуя спасение через могущественное Знание и  Понимание  чего-то, а чего именно, недоступно пониманию ни одного из смертных. Они бормотали что-то о Чудесном Разуме, который они получили, никому не известно, откуда; они озадачивали и гипнотизировали необразованную толпу простолюдинов,  следовавшую за ними, предвзятыми толкованиями странных  символов  типа  талисманов  или непонятных слов, взятых из Каббалы, что полностью совпадает с учением современных Вольных Каменщиков.

 

 

Я склонен полагать,  что под термином "Масон"  они  разумеют Строителя, а  слово "строить" они понимают в переносном и метафорическом смысле;  как оно используется в "Деяниях...",  20:32,  а также во многих других местах Нового Завета,  где слово "строить" означает "устанавливать" и "основывать" и применяется к Христианской Церкви.  Если они вкладывают в это слово именно такое значение, тогда не остается ничего другого,  кроме как заключить,  что эти господа строят и устанавливают нечто,  что, по зрелом размышлении, они лучше бы оставили в  покое,  поскольку,  простите  мне прямоту суждения,  я полагаю,  что в нашей превосходной религии и так уже достаточно расколов и сект.

 

 

Сэр, больше  я  пока  что не буду задерживать ваше внимание. Только прошу заметить, что если учение этих людей и содержит нечто ведущее к исправлению нравственности,  к славе Господней или к действительной пользе Человечества, то и в этом случае они совершают непростительный проступок,  скрывая его от мира. Однако если напротив, в их учении содержится нечто неприглядное  и  неугодное Господу, то  очень жаль,  что общественности почти ничего об этом неизвестно, и она не в силах противостоять этому  и  это  исправлять, ибо "Diu crescentes nugae, floreant in miserias".

 

Остаюсь, сэр,
Вашим покорным слугой

Verus Commodus.

 

P.S. С тех пор,  как я начал писать это письмо, на глаза мне успел попасться  небольшой  трактат  под названием "Великая тайна Вольных Каменщиков раскрыта",  в котором содержатся,  насколько я понял, образцы вопросов, которые обычно задают членам этого Сообщества на их посвящениях,  собраниях и пр.  Также там описаны  их клятвы, тосты,  приметы  и  пр.  Я прилагаю этот трактат к своему письму, чтобы пролить для Вас чуть больше света на это якобы  таинственное общество. Из него вы поймете, какую тайну эти люди могут сделать из своего невразумительного жаргона.




Второе, касающееся

Древнейшего Ордена Гормогонов



Сэр,

 

Со времени моего последнего письма к Вам одним китайским мандарином,  обладающим высоким титулом и  несметным  богатством в  своей  стране в Англию был "перевезен" Достопочтенный Орден Гормогонов, и я не могу отказать себе в удовольствии представить вам подробный отчет о том, что мне удалось узнать из того, что произошло или было опубликовано со времени  его  прибытия,  о проникновении этого Общества на наш Остров.

 

 

Вы, Сэр,  и без меня,  уверен, прекрасно знаете, что китайцы утверждают, что существуют письменные свидетельства существования их культуры за несколько тысячелетий до Адама;  теперь же я собираюсь сообщить вам о том,  что первый их верховный правитель, или Император, как его именуют с тех самых пор,  и которого, несмотря на то,  что  европейские историки часто приводят несколько других вариантов его имени,  в самом Китае величают Чин-Кво-Ки-По, и является основателем этого ордена,  учрежденного им ради преуспевания и процветания наук в этом Царстве Философов за несколько столетий до Адама.  Я должен признать, что древность этого ордена не является единственным предметом гордости его членов, и кроме нее, они гордятся  также  и тем,  что главной целью их ордена является построение своей работы на заслугах его членов; в этой связи они, на мой взгляд,  вполне закономерно,  противопоставляют свой орден всем прочим,  которые не принимают в расчет никаких характеристик своих членов, кроме вступительных взносов, а также, впоследствии, их способностей к обжорству и пьянству, что, естественно, порочно приводит в конечном итоге приводит к тому,  что в эти  сообщества доступ открыт равно достойным и в высшей степени недостойным.

 

 

У этого ордена,  как и у иного,  о котором я уже имел  честь писать Вам, есть своя ТАЙНА и, насколько мне известно, весьма необычная; но в чем я в достаточной степени уверен,  это в том, что в ее  природе  нет ничего оскорбительного для приличий,  морали и нравственности Человечества. Поскольку принципиальной целью этого сообщества является развитие наук и искусств, господа недюжинного и искушенного ума, являющиеся его членами, постоянно снабжают Общество весьма интересными трудами, как в прозе так и в стихах, по всем отраслям науки,  как естественной,  так и  гуманитарной.  По этой причине  талантливых механиков ни в коем случае не побуждают покинуть этот Орден,  а наоборот,  поощряют к дальнейшему  совершенствованию, каждого  в  своей  сфере.  Равно  не  считают они и чем-то предосудительным развлечь и порадовать друг друга приятной песней, коль  скоро  это  не противоречит доброй нравственности и правилам пристойности, а также не затрагивает интересов политики.

 

 

И исходя  из этого,  я спешу сообщить Вам,  что единственным вопросом, запрещенным к обсуждению на собраниях  Ордена,  --  это политика их родной страны;  и это действительно прекрасное и важнейшее правило,  поскольку общество состоит из высокоученых людей всевозможных областей  знания,  и  никто  не  может быть исключен по причине несоответствия его личного мнения общему, среди членов могут возникать дискуссии и споры,  которые могут привести к раздорам и вражде,  проповедь неприемлемости которых,  по всей видимости, является для них важнейшим, принципиальным положением.

 

 

После того, как характеристика кандидата изучена и принята к сведению (что,  насколько  мне известно,  происходит нескоро и по весьма строгим критериям отбора), процедура приема довольно проста. Вместо установленного официально вступительного взноса в размере трех,  четырех или пяти гиней,  как это принято, например, у Вольных Каменщиков,  они вносят некоторую сумму,  которую считают достаточной и необременительной для себя,  правда, начиная, правда, с какой-то определенной небольшой суммы, выраженной в рупиях. (Рупия -- китайская денежная  единица,  приблизительно  равная  2 шилл. 6 пенсам.)

 

 

Умеренность также является неоспоримой ценностью в их среде, что должно служить им порукой в преодолении тех рифов, на которых потерпели нравственное крушение столь многие;  и небольшие штрафы и удержания за совершенные против устава Ордена проступки  вручаются особому должностному лицу, или ГУРУ, то есть, казначею, чтобы потом быть  потраченными  на  нужды  благотворительности,  как только возникает  к  этому  повод,  или же на развитие наук и искусств; а кроме этого,  определенная сумма собирается, откладывается и  сохраняется для проведения совместного пиршества -- раз в квартал, раз в полугодие или раз в год, мне пока точно не известно -- призванное еще больше сплотить членов Ордена, принадлежащих к разным капитулам.

 

 

Человек, возглавляющий весь Орден в целом,  должен быть непременно человеком недюжинного ума и твердых нравственных  принципов, который  именуется,  насколько  мне известно,  Всевселенским Вольгеем. Его интересы представляет другое должностное лицо, именующееся Вторым Вольгеем, который осуществляет практическое руководство Обществом. Существует и еще одна группа Великих Офицеров, которые носят  название  Пресов  и возглавляют работу в отдельных капитулах и несут полную за них ответственность, руководствуясь в своей работе Генеральным Статутом Ордена. Имена этих офицеров мне неизвестны, но все они,  насколько я знаю,  взяты  из  китайского языка.

 

 

Из этих данных,  которые мне удалось заполучить,  хотя я  не был удостоен чести стать гормогоном,  Вы, Сэр, наверняка поймете, насколько этот Орден достоин высшей похвалы,  а также то, что эти люди НЕ СТЫДЯТСЯ освещать, в определенных рамках, конечно, цели и задачи своего ордена перед общественным мнением.  Я говорю "в определенных рамках",  поскольку все они трепетно охраняют то,  что они называют Великой и Наиважнейшей ТАЙНОЙ своего Ордена, в которую не имеет морального права проникнуть никто,  кроме прошедшего длительное обучение и несколько посвящений  гормогона.  Вы,  Сэр, также будете,  я уверен, более высокого мнения о самой этой Тайне (хоть она и находится за пределами понимания "профанского  мира", когда поймете,  что  они  не кривляются и не принимают выспренних поз для того,  чтобы представить  в  глазах  общественности  свои предрассудки и пустячные рассуждения великими тайнами,  а действительно великие тайны -- предрассудками и пустяками.

 

 

Представив Вам  таким  образом  данные,  которые мне удалось собрать об этом Обществе,  я хотел бы еще занять ваше время, приведя несколько  отрывков  из  печатных материалов,  относящихся к данному вопросу. Первый из них взят из "Daily Post" от 3-его сентября прошлого  года,  хотя  до меня и доходили слухи о том,  что этот орден попал в Англию за много  лет  до  этого,  и  несколько джентльменов организовали  его капитул под руководством и в резиденции мандарина Хан Чи,  не собираясь открыто заявлять  о  своем существовании. Однако видимо,  какие-то хлопотливые господа, вызнавшие какие-то мелкие подробности об  их  Обществе,  из  которых они, собственно,  не делают тайны,  например,  как тот факт,  что собрания их проходят в таверне "Замок" на Флит Стрит,  -- решили, думая, что таким образом заденут еще и Вольных Каменщиков,  опубликовали объявление следующего содержания:

 

"На том основании, что действительно Древнейший и Достойнейший Орден Гормогонов, учрежденный Чин-Кво-Ки-По, первым императором Китая (по утверждению его членов) за много тысяч лет до  Адама, Всевселенским  Вольгеем  коиего  Ордена  в свое время был сам Конфуций, не столь давно был привезен в Англию одним  мандарином, после чего  несколько  достопочтенных джентльменов были приняты и посвящены в таинства этого блистательного  сообщества,  они  совместно постановили избрать местом собраний учрежденного ими Капитула таверну "Замок" на Флит Стрит,каковое решение  было  принято по просьбе  нескольких  высокопоставленных особ.  В связи с этим, достопочтенная публика извещается о том,  что у дверей таверны не будет стоять Привратник с обнаженным мечом,  что не будет никакой темной комнаты с винтовой лестницей и что ни один масон не  будет допущен в число членов Ордена до тех пор,  пока он беспрекословно не отречется от своего балаганного  ордена  и  соответственно  не сложит с себя приобретенные там степени посвящения.  N.B. В число членов Достопочтенного Сообщества  были  приняты  Великий  Могол, Царь Московии и Князь Тукмас, однако в членстве было отказано ре волюционеру Меривею, к его сильнейшему огорчению. Вскоре мандарин отбывает в Рим со специальной миссией, состоящей во вручении достойного подарка от Древнейшего Ордена Его Святейшеству; существует вероятность того, что тогда же произойдет и посвящение в таинства Ордена всей Коллегии Кардиналов.  Достопочтенная публика узнает о дате и времени собрания Капитула из газет".

 

После появления этого сообщения многие джентльмены,  которые до того времени ничего не знали об этом ордене,  начали приходить в таверну  "Замок",  чтобы  выведать какие-нибудь подробности;  и среди них автор колонки "Простой торговец"  (человек  весьма  известной проницательности и несомненного таланта,  что он всем нам демонстрирует своими прекрасными трудами,  приходящими к  нам  по понедельникам и пятницам),  который пришел туда лично,  также для того, чтобы получить какие-то более конкретные данные;  в таверне он встретился с личным секретарем и переводчиком мандарина, который поведал ему столько прекрасного об Ордене и его целях и задачах, что наш джентльмен выразил горячее желание стать его членом. Однако, к несчастью для джентльмена и к величайшему сожалению переводчика, он оказался франкмасоном и не мог поэтому быть принят, до тех пор пока не сложит с себя свое нынешнее  посвящение,  формально отрекшись от Ордена Каменщиков. Наш джентльмен не мог найти себе места от горя,  поскольку не сумел убедить себя в необходимости послужить первым примером,  своего рода образцом сложения с себя посвящения,  однако ушел он оттуда с таким высоким мнением об Ордене,  что  на  следующий же день выступил в своей колонке с изысканным философским трактатом о предубеждениях и самозванстве, который Вы  сами можете прочесть в известной Вам прекрасной газе те, а потом опубликовал там же  исполненное  пафоса  обращение  к своим “братьям по запону и мастерку". Вскоре Переводчик, не менее удовлетворенный своей беседой с нашим джентльменом,  его прямотой и интересом к Ордену,  составил подробный отчет об их беседе, который затем отослал мандарину;  Блистательный же Хан Чи (а именно так его зовут),  удовлетворенный написанной Переводчиком характеристикой нашего джентльмена, удостоил его собственноручного письма с просьбой отречься от Общества Каменщиков,  обещая ему в этом случае всевозможные почести и отличия в Ордене  Гормогонов,  причем, все это так доходчиво,  изысканно и вежливо, как это принято у восточных народов.  В то же время,  он приложил к своему письму послание другого Великого Мандарина,  Син Шо, имевшего резиденцию в Риме,  в котором тот живописал то уважение, которым Орден пользуется в этом городе, некогда столице величайшей империи. Патетические призывы "Простого торговца" к его "грешным  братьям",  как он именует  их,  письма Хан Чи и Син Шо,  а также ответ "Простого торговца" взяты из той же газеты от 14-ого сентября, #51:

 

"Я не  собираюсь  оправдывать  свое  Братство -- имея в виду Достопочтенное Общество Вольных и Принятых Каменщиков --  говоря, в этом случае, о том суетном и бесцельном шуме, который оно успело поднять в мире. Какие только фантастические истории не рассказывались о  нем для отвлечения,  привлечения и развлечения зевак!

 

 

Сколько проникло в него тех,  кому там совершенно нечего  делать, кто этим  только  повредил самому себе и уронил и себя,  и данную организацию в глазах общественного мнения! Сколько позора и нареканий обрушили  мы  на свою голову и на Древнейшее Братство в целом, плодя сотни и сотни бездельных прозелитов с помощью  существующей дешевой и проституированной практики приема!  Мне больно и обидно осознавать все это, когда я вижу, как эти пустые, праздные и невежественные  мужланы проникают в наши ложи и получают доступ к нашим таинствам.  Я уже неоднократно выказывал протест по этому поводу в  частных  беседах с собратьями,  а теперь пользуюсь этим случаям, чтобы высказаться публично,  как я привык.  Мое глубокое убеждение состоит в том, что проституирование, которому наш орден подвергается в последнее время, граничит с изменой ему. Недостойные потомки Стекольщиков, Ткачей, Столяров и Брадобреев, допущенные в наши ряды,  не только обрушили лавину презрения на наше общество, но  и поставили его на край настоящей пропасти.  Протесты по поводу этих злоупотреблений исходили даже от людей, не принадлежащих к  Сообществу.  Я даже неоднократно слышал саркастический вопрос: `Почему бы нам не допускать на свои собрания женщин, коль скоро мы свободно допускаем на них портных?' Честно признаюсь,  я встречал среди женского пола личности,  которые, при таких критериях приема,  в высшей степени достойны посвящения в Братство.  У меня есть весомые причины опасаться,  что  наши  тайны  на  грани раскрытия. Со времени их принятия, я слишком во многих своих собратьев наблюдал


 

".......Coecus amor sui,

Et tollens vacuum plus nimio Gloria verticem

Arcanique Fides prodiga, perlucidior vitro",

 

что строжайшим образом запрещают наши  Конституции  и  Уставы;  и что, с  другой  стороны,  служило в высшей степени отличительной чертой римских Коллегий, когда в годы царствования цезаря Августа туда принимали всякие отбросы общества;  об этом,  кстати, горько сожалел наш  брат Гораций,  горько сетуя на создавшееся положение вещей в своей "Оде Вару",  который был в то время Великим  Мастером. Однако какими бы свободами, исключительно по их собственному рассуждению и разумению,  многие считают  себя  вправе  явно  или скрыто пользоваться, я не могу поддержать их в этом.

 

"......... Non ego te...

invitum quatiam: nec...

sub divum rapiam......."

 

Мои читатели женского пола и, боюсь, многие из членов Братства в этом месте могут остановиться и с ненавистью воззриться  на прочитанное, точно в этих строках я выболтал всю ТАЙНУ.  Мой добрый друг Тони Джингл, бросив взгляд на страницу рукописи, когда я заканчивал эту статью, спросил у меня, нельзя ли расшифровать вышеприведенные слова и точки так,  чтобы получилось знаменитое Масонское Слово.  Но что мне до простецов,  которым хватит и такого Знания? Я обращаюсь сейчас к моим грешным братьям,  чтобы убедить их в  том,  что  их  собрания  и работы последних лет плодят лишь предрассудки и болтовню в противовес Истине Господа нашего и  закону нашего верховного правителя,  Его Величества Короля. Тревожные сообщения о вызывании Дьявола,  о ведьмах, таинственных лестницах, веревках с петлями,  обнаженных мечах  и  темных  комнатах распространяют смятение и страх. Деловыми связями и долгом по отношению к своей семье у нас становится принято постыдно пренебрегать; и если Правительство не введет в действие настоящие законы, направленные против нас,  это будет не что иное,  как невероятное везение или  же просто его просчет.  Что же касается меня самого, то я настолько предан английским людям доброй  воли  и  настолько близко к сердцу принимаю все то,  что связано с нашим древним Орденом, что я принял твердое решение  никогда  более  не  посещать свою ложу до тех пор, пока наш Великий Мастер не предпримет определенные шаги к тому,  чтобы пресечь это  беззаконие,  подвергнув строгому и  неотвратимому взысканию всех членов Братства без исключения. Я ни в коем случае не хочу сказать,  что собираюсь  пренебречь нашими тайнами и,  тем более,  разгласить их;  но я готов с радостью вступить в иное Общество,  которое  видится  мне  лучше устроенным и управляемым.

 

 

А теперь,  намекнув уже моим читателям на некое  "иное"  общество, или орден, я хочу предложить их вниманию два письма, первое из которых было адресовано лично мне,  а второе,  из Рима, -- автору первого.

 

"Хан Чи -- Британскому "Простому торговцу":  Будьте здоровы!

Мудрейший Сэр,

Благодаря содействию  моего секретаря и переводчика, я ознакомился со всеми писаными плодами ваших раздумий,  и теперь пишу это послание, чтобы выказать Вам свое уважение.

 

 

Мне сообщили,  что Вы откликнулись на объявление,  опубликованное в газетах, и что Вы не сочли за труд посетить таверну "Замок" на Флит Стрит,  чтобы получить могущие пойти вам  на  пользу данные, касающиеся моего пребывания в Англии. Ваш интерес к нашим делам и разговор,  который у Вас состоялся с моим  секретарем,  и я счастлив  вознаградить  интерес  человека ваших достоинств так, как я собираюсь это сделать.

 

 

Законы и  Конституции  Древнейшего  и  Блистательного Ордена Гормогонов обязывают нас быть весьма осторожными и осмотрительными при  отборе  новых  членов.  Неоспоримые добродетели кандидата всегда являлись для нас самыми  лучшими  рекомендациями.  Никакой общественный пост,  никакой титул и никакой уровень материального благосостояния не может служить пропуском в наше  древнее  Братство. Мы  не  склонны к предрассудкам и излишней разборчивости при оказании этой высокой чести; любая попытка проникнуть к нам будет бесплодной, если кандидат не обладает истинными Достоинствами.

 

 

Однако мое пребывание здесь будет  кратким.  Соответственно, от меня невозможно ожидать,  чтобы я оказался в состоянии пригласить в наш Орден многих достойных джентльменов; с другой стороны, я не смогу предать интересы Ордена и свое доброе имя, даровав эту честь всем желающим;  однако в этом городе мне уже известны  несколько людей,  обладающих  всеми необходимыми достоинствами,  и я буду рад принять их, и мало того, я уже дал им в этом свое слово.

 

 

Я сочту  за  честь  и благо для нашего Древнейшего и Блистательного Ордена,  который сам по себе есть  наивысшее  благо  для всех его членов,  если Вы,  мудрейший Сэр, согласитесь принять ту честь, которую я имею право даровать Достойнейшим. Я должен признать, правда,  что,  согласно  правилам нашего Ордена,  Вы прежде всего должны будете сложить с себя посвящение, отречься и навсегда покинуть  сообщество Франкмасонов;  однако я уверен,  что Ваша способность к здравому суждению поможет Вам осознать преимущества нашего Ордена по сравнению с тем,  другим,  и я надеюсь, вы предпочтете стать нашим братом.  Ничто не огорчило бы меня больше при моем отъезде  из  Лондона,  чем невозможность включить Ваше имя в список, который я обязан переслать Всевселенскому Вольгею в Китай.

 

Остаюсь, мудрейший Сэр,
Вашим любящим другом,

Хан Чи."



"Син Шо -- Хан Чи, Лондон: Будьте здоровы!

Блистательнейший Брат и Друг,

 

Поздравляю Вас со столь скорым путешествием,  которое удалось Вам совершить от двора Юной Софии в Персии до острова Британии. С  нетерпением ждем Вашего прибытия в Рим.  Его Святейшество благоволит нашему Ордену, а кардиналы исполнены нетерпения и  горят желанием стать первыми Избранными.  Наш Досточтимый брат Гормогон и брат мандарин Чан Фуе здоров и  приветствует  Вас.  Со времени моего  прошлого письма я получил новые сообщения из Пекина, подтверждающие уже имевшиеся у меня данные о том, что наш государь, Его  Величество  Император  остается  непримиримым врагом миссионеров-иезуитов; но я постоянно молю Господа  за  то,  чтобы плохой прием,  оказанный  им на нашей родине не заставил бы европейцев плохо относиться к нам. Берегите свое здоровье.

 

Прощайте.

Син Шо."



 

Я с благодарностью подтверждаю  ту  великую  честь,  которую оказал мне блистательный мандарин Хан Чи; и хотя я не могу заставить себя сложить с себя посвящение,  как этого требуют законы  и устав Древнейшего  Ордена Гормогонов,  я восхищаюсь и преклоняюсь перед их истинными и непоколебимыми добродетелями, особенно в том, что касается невозможности для них включить никого, кроме истинно достойного человека,  в  список,  представляемый   Всевселенскому Вольгею. Более того, я склонен рассматривать строгость и непримиримость гормогонов как модель поведения, которую следует ввести в будущем в Сообщество Вольных каменщиков;  и если в моих силах будет разузнать в этом направлении что-либо еще,  что может  послужить на пользу нашему Братству,  они могут положиться на мою зоркость и верность.

 

[Конец цитаты из "Простого торговца"]

 

Не могу понять, зачем такому достойному всяческих похвал и в высшей степени почтенному обществу, как Орден Гормогонов, отдельно оговаривать  исключение  из  своих рядов франкмасонов,  и даже просто замечать это братство, если только определенная доля истины не содержится в одном сообщении, которое я несколько раз получал из разных источников, но которому не могу полностью доверять, поскольку ни  один из этих источников не был посвященным и достаточно образованным гормогоном.  Сообщение это гласит,  что Мандарин якобы рассказывал, что много лет назад двое бесталанных и нелепых проходимцев,  которые, по случайности, были масонами, пытались насаждать  среди  простого народа Китая свои неоформленные и примитивные взгляды, рассказывая об Адаме, Соломоне, Хираме и неизвестно, о ком еще, и, будучи истинными приверженцами своего Искусства по духу,  стремились убедить своих слушателей в том,  что Адам был  первым  человеком  на  Земле  (что  в  Китае  считается ересью), а легендарный император Чин-Кво-Ки-По, основатель Ордена Гормогонов, родился несколькими столетиями позже библейского патриарха; затем же, если верить этому рассказу, они даже обесчестили одну  старую женщину высокого проис-хождения под предлогом (как они объяснили) попытки сделать ее европейской хирамиткой; оба они были  пойманы  и  должны  были публично высказать свои убеждения, после чего,  с вырезанными на груди иероглифами, повествующими об их ереси и преступлении против старухи, они были повешены спина к спине на столбе высотой в 20 футов,  специально воздвигнутом  для этой цели посреди обширной равнины в нескольких милях от крупного города Нанкина, где они и были оставлены на растерзание птицам; и с тех пор непременным условием приема в Орден Гормогонов для членов этого Братства является сложение с себя посвящения и т.д.  Но этот рассказ  я  оставляю  без комментариев и предлагаю Вам самим решить,  верить ему или нет, поскольку я ни разу не слышал его из уст настоящего гормогона. На мой же взгляд, описание этого происшествия со старухой позволяет заподозрить здесь, как говорят наши прожженные политики, "некоторую долю преувеличения"; в самом худшем случае,  мне кажется,  что достойная матрона несколько переусердствовала в выдвижении обвинений, ибо ей скорее пошли навстречу, нежели сломили ее сопротивление.
Но, как бы то ни было, многочисленные достоинства и добродетели Древнейшего Ордена Гормогонов  настолько  встревожили  Сообщество Вольных Каменщиков,  что те наконец осознали живую необходимость исправить те недостатки,  которые сумели закрасться в  их Братство; и вскоре заинтересованные люди с удовлетворением прочли в газетах объявление следующего содержания,  которое я с радостью предлагаю Вашему  вниманию,  также  оставив его без комментариев, предполагая, что Вы сами прокомментируете его так,  как  это  Вам будет угодно:

 

 

"В день  Св.Михаила,  приходящийся  на  29-ое число текущего сентября, в таверне "Св.Альбан",  что на Сент-Элбен Стрит, состоится новая ложа,  которая займется рассмотрением пороков, закравшихся в последнее время в Древнейшее Братство Вольных Каменщиков, где ожидается  присутствие всех истинных старых масонов,  которые будут споспешествовать своим основателям,  а именно Иавелю, Иювелю, Тубал-Каину и сестре их Нахаме, а также Ниневее, Марку, Гракху, Эвклиду,  Иерониму,  Карлу Мартену,  Ательстану и их  доброму другу Св.Альбану, возлюбившему каменщиков.

 

 

Ожидается присутствие всех Отцов,  Мастеров и  Стражей  лож, для которых нет ничего драгоценнее Братства. Не допускается никто с посвящением ниже седьмого градуса. Для прочих вход, как обычно, при обнаженных руке и колене".

 

Таким образом,  Сэр,  я поведал Вам все, что мне удалось узнать по интересующему Вас вопросу, и если Вы услышите от меня еще что-либо на эту тему,  то скорее всего, это будут всего лишь несколько замечаний по поводу этой пустейшей  книги  "Конституции  и т.д. Вольных Каменщиков", написанной, насколько мне известно, одним пресвитером и с помпой расхваленной одним преподобным консер ватором, гением математики.

 

Пока же остаюсь, Сэр,

Вашим покорнейшим слугой,

Verus Commodus."

 

P.S. Со  времени  окончания  этого письма в мое распоряжение успело поступить сообщение,  которого я столь долго ожидал, относительно происхождения слова "Гормогон";  и поскольку эти данные весьма многозначительны и любопытны,  и из них не  делают  тайны, мне ничего не остается, кроме как с радостью сообщить их Вам. Таким образом,  я полагаю,  что это сложное слово, состоящее из китайских корней,  которое должно означать "Человек, постигший Свет за счет Людской Любви,  Совершенства своего Таланта  и  Древности Происхождения". В этом невероятно выразительном языке "Гор" означает "брат" или "друг", т.е. самый величественный титул на Земле; "Мо" -- "слово могущества", приставка, прибавляемая к любому слову для обозначения выдающихся качеств отображаемого им понятия; а "Гон" означает "древность" или "продолжительность существования".

 

 

Примечательно, что китайская провинция Могон, которая была в свое время родиной, резиденцией и наследственной вотчиной легендарного Чин-Кво-Ки-По (судя по ее названию, "Превосходнейшая и Древнейшая Земля"), --  одна  из самых богатых и процветающих провинций этой обширной империи.

 

 

Коротко говоря, Сэр, на меня это замечательное общество произвело столь прекрасное впечатление,  что я только жду Вашего вашего возвращения из имения,  ни секунды не сомневаясь в том,  что Вы объедините Ваши усилия с моими, чтобы претендовать на посвящение (как ни недостоин этого, скорее всего, Ваш покорный слуга!) в этот достопочтенный Орден.

 

 

А теперь я предлагаю Вам посмеяться вместе со мною над тщетными усилиями бедных масонов (которые,  насколько мне известно, в настоящее время прячутся и встречаются между собой по разным темным углам) опровергнуть тот очевидный факт,  что, если уж они утверждают, что  ведут  свое  летоисчисление от строительства Вавилонской башни,  то значит, сам орден их основывается на Беспорядке. Мне  в  сове время очень понравилось то,  что сказал по этому поводу один ученый гормогон,  слова которого я приведу здесь полностью: "Мы  не  имеем ничего против того,  чтобы эти камнетесы и пескосеятели, эти неудачливые  охотники  за  чем-то  иным,  кроме простого механического труда,  к которому и только к которому они и приспособлены,  но которые так любят исходить пустым  хвастовством по  поводу  своей "избранности",  -- вели свой род от любого стиха Священного писания,  в котором упоминается хоть о  каком-то строительстве, происходившем  в  древности:  будь  то Вавилонская башня, Ноев ковчег или даже хижина Адама.  Мы даже склонны позволить им  пойти дальше этого в своих изысканиях и утверждать,  что орден их существовал еще до создания  Земли,  среди  инфернальных строителей Пандемониума,  и  в  качестве доказательства приводить авторитет великого Мильтона;  и поскольку древность происхождения -- их  единственная  гордость,  они  с  тем же успехом и столь же обоснованно могут вести свое происхождение о столицы Ада,  как  и от Вавилона.  Но  пусть хоть один раз они недвусмысленно докажут, что, во-первых и в-главных, те достоинства, или нравственные нормы,  направленные  на улучшение человеческой природы,  укрепление морали, развитие наук и искусств, о которых они столь гордо заявляют,  действительно являются предметом их неистощимого интереса; а во-вторых,  что хоть один из франкмасонов стал после посвящения действительно более  мудрым или просто лучшим человеком;  и наконец, в-третьих,  что они не во всем и не всегда  следуют  примеру таких своих основателей (по их же словам), как Каин, Немврод, Семирамида и строители Вавилонской башни,  -- и я с чистым  сердцем отдам свой голос за то, чтобы их принимали в наш Орден без сложения с себя посвящения,  и чтобы они не были больше  посмешищем  в глазах всех  людей  Здравого  Смысла  и нелепыми шарлатанами -- в глазах простецов".

 

 

Завершил же  свою тираду он язвительнейшим выпадом:  "Тот же факт, что масонов часто видят буквально уползающими со своих собраний в  недопустимо  (для разумного человека) поздние часы ночи, может служить отличным доказательством их связи с библейским  Ноем, в том хотя бы, как он упился хмельным соком плодов сада своего и открыл свою наготу Симу, Хаму и Иафету".



 

Масонское Испытание

 

 

Первое из "так называемых" разоблачений масонства было опубликовано в  газете  "Flying Post" или "Post Master" #4712 от четверга, 11 апреля -- субботы,  13 апреля 1723 г.  Начиная  с  того дня, по настоящее время свет успели увидеть сотни и сотни всевозможных "испытаний" и "катехизисов",  и, в основном, можно утверж дать, что  все  они  несут  на  себе  явный отпечаток "фамильного сходства" со своим своего рода "оригиналом", который приведен ниже.

 

 

(Так называемое) "раскрытие" тайны масонов образца 1723  г., конечно, было  подано  читателям  как составленное из материалов, найденных у внезапно умершего  масона,  некоего  "брата  .....а"; формула, с  которой  уже хорошо были знакомы читатели последующих опубликованных "катехизисов"; это доказывает, вместе с тем, и то, что наши предки-масоны уже тогда,  150 лет назад, оставили далеко позади своих немецких братьев, используя писаные или печатные ритуалы; как бы то ни было, изучающему данный вопрос небезынтересно будет прочесть материал, предлагаемый его вниманию.

 

 

Это, например,  скорее  всего,  прямое  отношение ко Второму градусу (который в то время был в Великой Ложе и последним); упоминание о  метке  Мастера  и образе Арки -- и насколько можно судить, это первое упоминание арки в применении к  масонству  --  и прочих деталях, встречающихся в Конституции 1723 г., составленной доктором Андерсоном.



[ Из газеты "Flying Post", #4712 ЗА 1723 Г.]

 

Авторам газеты "Flying Post".

 

 

Древнее братство  Вольных  и Принятых Каменщиков во все века по достоинству считалось единственным из всех сообществ, которому удалось беспрекословно  и нерушимо поддерживать две главные и истинные Колонны любого товарищества: Молчание и Согласие; с самого начала времен  произошел  один  только такой случай,  чтобы масон предал священные Арканы своего общества; а именно случай с Самсоном, который  в действительности оказался Иудой и понес заслуженное наказание.  (Отсюда берет свое начало крылатая фраза, которой характеризуют того,  кто выбалтывает все,  что знает:  "Он того и гляди опрокинет на себя свой дом".)

 

 

Все это  стало  причиной  множества различных размышлений на этот счет всего остального человечества, которые в свою очередь, привели к бесчисленным дискуссиям и разногласиям.

 

 

Безусловно ясны и не подлежат сомнению те факты,  что  собственно Каменщичество  является наиболее материальной частью Архитектуры, обладающей определенным содержанием и определенной  формой; что Вольные Каменщики -- не просто любопытные и праздные гуляки, а трудолюбивые и честные люди, стремящиеся преуспеть в своей собственной профессии; что Достопочтенное Сообщество -- не организация, стремящаяся изменить что-либо в делах религии или плетущая нити заговоров против существующего государственного строя; что оно никаким образом не пересекается и не  вторгается  в  дела прочих обществ  и корпораций,  сколь значимы они бы ни были в общественной жизни страны;  и что зная обо всех этих  отличных  его качествах, разумный  человек с должными уважением и почтением будет относиться к его членам, его ложам и его Конституции.

 

 

Но верно  также и то,  что есть в нем и люди недостойные,  и выбалтывающие их тайны, которые, поскольку сами они давно утеряли спо-собность удерживать что-либо в себе или нашли ей неверное применение, завидуют тем, кто сохранил дар хранить тайну и верность, и поэтому  эти  недостойные предатели,  как показали исследования последних лет, тысячи раз умудрялись выставить свое Достопочтенное Сообщество на  всеобщее  осмеяние или порицание,  в чем им немало способствовали некоторые неразумные женщины,  которые  (поскольку по весьма  понятным причинам их пол считается недопустимым к принятию в Братство) чувствуют себя униженными и постоянно ищут  путей мести.  Это  именно  те  люди,  которые разгласили некоторые, пусть и выглядящие пустыми и глупыми,  жесты,  знаки или  обряды, при этом выдавая их за самую основу масонства. Отрывок, приведенный ниже, является одним из ярких примеров такой их злонамеренной деятельности, который,  по их словам, достался им в виде рукописи после внезапной смерти одного из их братьев;  в  действительности же это  явно  бессмысленный пасквиль,  равно оскорбительный и для всего Общества в целом и для каждого из его Досточтимых  Братьев, в частности, многие из которых ежедневно предстают перед монархами и покрыты славой, почестями и облечены титулами и властью.

 

 

Я ни в коем случае не собираюсь выступать в защиту репутации Братства: его многочисленные ложи не нуждаются в рекламе или  защите какого-либо рода; точно так же ни силой, ни хитростью, точно безумных или детей, нельзя заставить его верных членов разгласить уроки и поучения,  преподанные им их Мастерами и Стражами;  наоборот, во все времена они верны духу высказывания мудрого Царя  Соломона -- в свое время, Великого Мастера Масонства и Архитектуры, -- касающегося судьбы Самсона, о которой было упомянуто выше: "Да падет глупец пустословный!"

 

 

Когда масон проходит посвящение,  после того, как ему вручат две пары белых перчаток,  мужских и женских,  а также кожаный запон, он должен услышать .......  своей  ложи  [так  в  тексте  -- Е.К.], который зачитывает ему Мастер.  После этого Страж подводит новопосвященного к Мастеру Братьям,  каждому из которых он должен сказать:

 

"По своей воле и без принужденья

Хочу я масоном стать без промедленья".

 

После этого он клянется не разглашать тайн своего Сообщества, в случае нарушения этой клятвы готовясь подвергнуться перерезанию горла, а также двойному проклятию и вечным мукам в Аду. Затем ему завязывают глаза, и церемония .......  [так в тексте -- Е.К.] завершена. После этого он должен изучить чуть ли не тысячу  различных ритуальных поз и гримас, которые он тренирует, пока у него не получится, как нужно.

 

 

После этого  самый  молодой  из масонов шепчет на ухо соседу слово "махбин", которое, передаваясь по цепочке, доходит и до новопосвященного, у которого на лице уже должно быть нужное выражение. Затем новопосвященный произносит следующее:

 

"Недавно я был учеником,

Яхин мне знаком и Боаз мне знаком.

Потом Подмастерьем я стал  без труда,

Мне стали известны Отвес и Звезда.

Теперь среди вас еще Мастер один,

Как только услышу я слово `махбин'".

И Мастер должен ответить ему:

"Как Мастером станешь -- всегда, так и знай,

Ты Правило Трех за закон почитай.

И все, что ты хочешь в масонстве узнать,

`Махбин' и твой Мастер тебе могут дать".

 

Подойдя к дверям ложи,  постучать в них трижды, и тогда раздастся вопрос:

 

В.: Вольный ли ты каменщик?

 

О.: Да, конечно.

 

В.: Как ты докажешь это мне?

 

О.: Знаками и пожатиями ___________,  и тем, что был допущен  в Кухню, а затем в Портик.

 

В.: Какова твоя первая клятва по вхождении?

 

О.: Я слушаю и утаиваю,  иначе же да будет горло мое перерезано, а язык исторгнут из уст моих.

 

 

Тогда один из Стражей скажет: Да будет благословение Господне на  эту  встречу,  и на Весьма Досточтимого Мастера и  Досточтимых Братьев, коие хранят ключи от Ложи, из коией ты следуешь; а также добро пожаловать, Досточтимый Брат,  в это Достопочтенное Сообщество.

 

Затем приветствовать  так:  Весьма Досточтимый Мастер и Досточтимые Братья ложи, из которой я следую, шлют вам сердечный привет.

 

В.: Из какой ложи ты следуешь?

 

О.: Из ложи Св.: Стефана.

 

В.: Кто составляет верную и совершенную ложу?

 

О.: Мастер,  два Стража, четверо Подмастерьев, пятеро Учеников с циркулем, наугольником и линейкой.

 

В.: Где тебя посвятили?

 

О.: В долине Иегософатской, за кустом тростника, где никогда не слышно было собачьего лая или петушиного  крика; или же все равно, где.

 

В.: Где была первая ложа?

 

О.: В портике Соломона; и две колонны звались Яхин и Боаз.

 

В.: Сколько есть ордеров в архитектуре?

 

О.: Пять:  Тосканский,  Дорический, Ионический, Коринфский и  Композитный, или Романский.

 

В.: Сколько есть братских уз?

 

О.: Шесть:  нога к ноге, колено к колену, рука в руку, ухо к  уху, язык к языку, сердце к сердцу.

 

В.: Как масоны размещаются во время работы?

 

О.: Мастер  -- на юго-востоке,  Стражи -- на северо-востоке, Братья -- вдоль восточного нефа.

 

В.: Сколько в масонстве драгоценных сокровищ?

 

О.: Четыре: циркуль, наугольник, дельта и пламенеющая звезда.

 

В.: Сколько есть светочей ложи?

 

О.: Три: Мастер, Страж и Братья.

 

В.: Откуда ведет свое начало образ Арки?

 

О.: От радуги.

 

В.: Есть ли у тебя ключ от ложи?

 

О.: Есть.

 

В.: Каков он.

 

О.: Это хорошо подвешенный язык.

 

В.: Где ты хранишь его?

 

О.: В ларце слоновой кости меж своих зубов,  или в  складках моей печени, вдали от тайн своего сердца.

 

В.: Есть ли у тебя цепь к нему?

 

О.: Есть.

 

В.: Какой она длины?

 

О.: Как от моего сердца до моего языка.

 

В.: Где находится ключ в ложе во время работы?

 

О.: Он находится справа от входной двери, под слоем зеленого дерна в одном футе, одной половине фута и одной четверти фута от поверхности.

В.: Где Мастер ставит на выполненную работу свою метку?

 

О.: В юго-восточном углу.

 

Чтобы опознать Ученика Каменщика, нужно его спросить, был ли он допущен в кухню, и он ответит "да".

 

Чтобы опознать масона в темноте,  следует сказать: "Нет тьмы без отсутствия света",  и он ответит: "Нет и света без отсутствия тьмы".

 

Чтобы поприветствовать брата-масона,  коснитесь шляпы правой рукой и,  сняв ее, поднесите к подбородку. Он же должен коснуться своей шляпы  тоже правой рукой и,  сняв,  приложить шляпу к левой стороне груди, у сердца.

 

Приветствуя брата,  следует сделать шаг вперед правой ногой,  затем левой;  третьим же шагом подвести свою правую пятку к внутреннему изгибу  ступни  брата;  затем положить правую руку на его левое запястье,  а своей левой рукой провести по горлу под подбородком от правого уха к левому;  он же затем приложит правую руку к левой стороне груди, у сердца.

 

Пожатие состоит в том,  что,  взяв брата за руку, прижимаете средний палец к его запястью изнутри; и он делает то же самое.

 

Чтобы опознать брата-масона незаметно для окружающих,  нужно подвести правую пятку к внутреннему  изгибу  его  правой  ступни, приобнять его правой рукой поверх его левой,  провести свою левую руку под его правой,  а затем средним пальцем левой руки провести прямой угол от его левого плеча до середины спины и вниз, до края брюк.

 

Когда масон  сидит  в седле,  он подтягивает стремена до шеи коня.

 

Чтобы отозвать масона в сторону из компании,  следует кашлянуть три раза или трижды постучать по какому-либо предмету.

 

Чтобы показать,  что он бедствует,  масон должен бросить наземь округлый кусочек мела,  сказав при этом:  "Кто мне разменяет эту монету?"



 




Приложение #1
к т.6  "Энциклопедии Франкмасонства" Р.Ф.Голда

Перевод © Бр Зелот

 

 

 

Back