Home
PDF Печать

 

Альберт Пайк

Речь на день Св. Иоанна, произнесенная 24 июня 1857 г. в Ложе Маскоджи № 93 на территории Крик

 

Братья, я очень рад всех вас видеть.

 

В этот день Летнего солнцестояния, традиция отмечать который древнее Великих Пирамид и поэтому ведет нас к единению с древними братьями нашими, во дни молодости мира на склонах Гималаев, на брегах Нила, в долинах Халдеи, в Персии и Финикии свершавшими священные Мистерии, исполненные торжественности и стройности ритуалов, прямым наследником которых является масонство, и подобно нам нынешним, предшественники наши в те времена тоже уповали на обретение высшей Истины, истинного масонского Света, в поисках коиего и странствует кандидат с Запада на Восток.

 

А здесь — вне пределов штатов Американского Союза, но все равно под его властью, - землей владеют те, чьи предки, за исключением двух-трех поколений, были варварами и язычниками, в то время как ныне живущие потомки их, в том числе и находящиеся ныне среди вас, цивилизованные и добрые христиане. Здесь, в этих новых девственных землях, приглашающих масонское Братство к плодотворным трудам и обещающих обильное их вознаграждение, никто не сможет удержаться от высочайшего восторга при виде того, сколь воистину вселенский характер носит масонство, сколь свободно оно от всяческих суеверий и предубеждений, нетерпимости и снобизма. Здесь признают масонство единым и неделимым в пространстве во все времена, и в великих мировых столицах и здесь, в непроходимых лесных чащобах. Повсюду это та самая вселенская изначальная и простая религия, к которой готов склониться любой человек, если только он совершенно не лишен религиозной веры и упования; повсюду выступает оно как апостол образования и просвещения, друг свободы и защитник униженных и оскорбленных во всем мире, враг тирании, преследований и беззакония; повсюду несет оно с собой великий Свет, дабы пролить его во тьму этого мира; всюду является оно миротворцем и проповедником своего благотворящего и смиряющего души учения о благе, о вере, милости и милосердии, гармонии и терпимости; повсюду оно было таким во все времена и вовеки таким пребудет, несмотря даже на тех братьев, кто чрезмерно легко относится к своему священному долгу, кто пребывает в полном невежестве относительно истинных тайн и таинств Ордена и кому недоступны истинные цели и умение видеть совершенство Царственного Искусства.

 

Долг требует, - хотя собственные убеждения могли бы заставить меня отказаться, - выполнить вашу просьбу и выступить сегодня перед вами. Я признаю свой долг и выполняю вашу просьбу, и темой сегодняшней речи я выбираю ценность масонства. Для каждого из нас эта ценность зависит от нашего частного, личного понимания масонства и того место, которое оно занимает в нашей жизни, а также от приносимой им каждому из нас пользы. Не секрет, что для многих из нас никакой особой ценности в нем и нет.

 

Если человек, пройдя церемонии посвящения в три степени, полагает, что больше ему здесь нечему учиться, что он стал полноценным и законченным масоном, что отныне ему предстоит только время от времени заучивать наизусть новые куски текста и потом без запинки их повторять, - это значит, что он не только не понимает, но и не ценит масонство. Может быть, масонство для него полезно, может быть, оно даже сделает его лучшим человеком, чем он был до вступления в Братство, но истинная ценность масонства недоступна нему, просто потому что пребывает на ином, чем у него, уровне бытия.

 

Если человек, принеся все положенные клятвы и приняв на себя все обязанности Мастера Вольного Каменщика, полагает их, в общем и целом, воображаемыми, а сам при этом остается узколобым, нетерпимым, недобрым, скупым; если он продолжает жульничать в коммерческих своих предприятиях и стремиться к выгоде любыми средствами, если он способен при благоприятном стечении обстоятельств присвоить деньги брата своего, не принадлежащие ему самому по праву, если он все притесняет брата своего, злословит о нем или злоумышляет против него, - это тоже значит, что он совершенно не понимает и не ценит масонство.

 

Ведь масонство состоит не в формулах и не в словах, не в церемониях, которые вообще были бы совершенно бессмысленны, не будь они лишь символами высших Истин и великий уроков философии и нравственности; оно не в громких проповедях и не в изощренных теоретических построениях, - но в честном, верном и неизменном исполнении своего долга. Оно активно и практично, оно не какая-то мечта бестелесная, оно честно и откровенно, оно не ложь и не краснобайство.

 

И если кто-то думает, что самые ценные дары, коими способно его наделить масонство, - это тайные слова и знаки высших степеней, то такой человек подобен глупцу, довольствующемуся золотым песком на поверхности земли и, по лености своей, не погружающемуся под поверхность – в центр залегающей там золотой жилы; ведь несомненно существующая ценность знаков и слов как раз и состоит в том, что они суть средство, но никак не самоцель. Они не составляют всю полноту масонства и не являются теми бесценными дарами, которые готово масонство вручить тем одухотворенным и чистосердечным братьям, кто воистину ищет масонского Света.

 

В масонских ритуалах и текстах все символично. Ничто в них не является Истиной само по себе, но все они суть символы великой Истины – иероглифы, скрывающие великую Истину в себе. Два обстоятельства сошлись здесь воедино, чтобы скрыть от нас значение этих символов: первое – необходимость с самой глубокой древности поверять тайные церемонии только и исключительно человеческой памяти, вследствие чего эти церемонии не только наполнились ошибками и неточностями, но и явными искажениями и пробелами; второе – недостаток знаний и недостаток здравого смысла, от которых страдали многие толкователи этих символов, в результате чего они породили глупейшие и абсурднейшие толкования, впоследствии принятые людьми за норму и поэтому безвозвратно очернившие и испортившие многие из древнейших идей и символов.

 

Быстрый рост числа каменщиков также в значительной степени способствовал снижению общего уровня образования и развития масонства. Кандидат практически не получает наставлений, не успевает их получать, и на деле остается стоять в северо-восточном углу ложи. Часто Мастер ложи, обязанный на каждом собрании зачитывать или просить других зачитывать наставление братьям, успокаивает свою совесть тем, что задает пару-тройку несложных вопросов по ритуалу и получает пару-тройку стереотипных ответов. Часто в ложах даже нет библиотеки, масонские символы никто никому не поясняет и не предлагает их толкований, их никто не понимает – верно или неверно, - просто никто не задумывается об их эзотерическом смысле, сокрытом в легендах. Члены этих лож все еще стоят на пороге внутреннего Храма, и его златые врата остаются для них запертыми, и истинный Свет масонства не открывается их взору.

 

В дни молодости мира все народы свершали некие таинственные церемонии, которые были известны под названием Мистерий. Откуда они пришли – из Индии или с берегов Нила, - нам сейчас уже не узнать; но в глубочайшей древности они укоренились и в Индии, и в Персии, Египте, Финикии, Ассирии, и, позднее, в Самофракии, на Крите, в Греции и Риме. Повсюду в них было по два и более градусов посвящения, и каждое новое посвящение предварялось суровыми испытаниями и экзаменами. Повсюду кандидат блуждал в поисках света и после долгих странствий во тьме и мучениях наконец обретал его.

 

В Египте их церемонии воплощали трагедию убийства великого бога Осириса-благодетеля, умерщвленного собственным братом Тифоном, богом зла и злобы; тело его было заключено в ковчег и пущено вниз по Нилу, и на его поиски отправилась Исида, богиня Природы и богиня-мать, сопровождаемая Анубисом и Гором – юным богом Времени; ковчег вынесло волной на берег близ города Библа, и там его сокрыло в себе дерево тамариск, разросшееся вокруг стенок ковчега; затем Исида обнаружила тело возлюбленного брата и супруга, извлекла его из ковчега и спрятала в лесу, где его нашел охотившийся в ночи Тифон. Злодей разрубил его на куски и снова бросил их в Нил, откуда Исида снова извлекла их и наконец погребла в земле, откуда он воскрес, возвратился на землю и в последней битве победил Тифона.

 

В Мистериях Фригии умершим героем-полубогом был Атис, в греческих – Адонис, Дионис или Вакх. В скандинавских Мистериях друидов это был Бальдур, умерщвленный Локи. И всюду эту легенду пересказывали кандидату, и перед ним разыгрывали сцены, воплощавшие смерть и воскресение. Именно таково предназначение и нашей степени Мастера.

 

Всюду, где справляли Мистерии, главным праздником был день Весеннего равноденствия, когда посреди весны день становится равен ночи. Солнце в это время, после долгого и изнурительного сражения с силами тьмы, начинает одолевать и захватывает себе все большую и большую часть суток, и дни становятся длиннее ночей. Также праздновалось и Зимнее солнцестояние, когда 23 декабря Солнце занимает самую нижнюю точку в своем годовом цикле, чтобы оттуда устремиться ввысь, начиная свое победное и торжественное восхождение к вершине и полноте славы и власти в день Летнего солнцестояния. Эти празднества справляет и масонство во дни Святого Иоанна Богослова и Святого Иоанна Крестителя.

 

В ходе этих Мистерий посвященному излагались все великие учения древности о природе и бытии Бога и о душе человеческой, единстве первого и бессмертии второй, стоках и происхождении материальной Вселенной, о решении всех основных проблем, которые Вселенная предлагает нам. Эти Истины, слишком возвышенные и тонкие, чтобы быть доступны пониманию простецов, преподавались лишь в самых потаенных внутренних святилищах Мистерий и лишь тем, кто в ходе длительных и суровых испытаний доказал свою и нравственную, и интеллектуальную зрелость, достаточную для того, чтобы не только воспринять, но и должным образом оценить их.

 

В древности это считалось одним из аспектов религии, вполне достойным размышления думающего и образованного человека, - рассуждать обо всех этих материях и стремиться к познанию не только самого факта существования Первопричины, но и Ее природы, сути и образа действия, - всего того, что мы в наше время именуем Богом. Также мудрецы того времени размышляли над тем, являются ли законы различения добра и зла, правого и неправого действительными и действенными лишь в силу присутствия в них Божественной Воли, иначе говоря, может ли Он, действуя лишь по Своей воле, отменить их в любое время, чтобы правое вмиг стало неправым, добродетель – пороком, а порок – добродетелью; или же эти законы абсолютны, как абсолютны законы, например, математики, которые не зависят ни от чьей воли, даже Воли Бога, ибо существуют отдельно от Его Сущности и вне нее, а значит, даже Он не в силах изменить или отменить их. Сознание древних мудрецом стремилось понять, как это Бог никогда не был сотворен Сам Собою, или кем-либо иным, но всегда существовал Сам в Себе, вечно и неизменно. Оно стремилось примирить с этим беспредельным Бытием и благой мудростью признаваемый факт существования в мире зла и неправедности, боли, греха и нищеты, радости греховодников и несчастий и тягот праведников и благодетелей. Оно искало путей объяснения самому себе природы души человеческой, причин и последствий ее падения и утраты ею изначального идеального состояния единства с Первичным Светом. Их сознание стремилось понять, была ли душа человека сотворена Им или проистекла из него Божественным лучом, эманацией Беспредельного Света; будет ли она в конце времен снова вознесена к Богу, чтобы слиться с Ним, или же продолжит существование в качестве отдельной самостоятельной сущности. Оно старалось понять, как очистить душу от грязи и порока материального мира, плодов уступок, соделанных человеком животным страстям и низменным желаниям. Оно страстно желало узнать, есть ли Природа, та самая архетипическая вселенская Природа Сам Бог, или же Бог – это душа, одухотворяющая Вселенную; или же это дух, Существо, совершенно отдельное и независимое от сотворенной Вселенной, но управляющее ею и распоряжающееся всем сущим в ней; со-существует ли материя с Богом, то есть вечно и бесконечно; только ли Он придал форму и вид вечной материи, существовавшей и до того момента, и сотворил из нее Вселенную; или же Он сотворил из ничего и материю, и Вселенную.

 

Также мудрецы всегда желали знать, Бог ли сотворил Зло, или же во Вселенной существуют два Первопринципа, иначе говоря, существует Божественный дуализм, подразумевающий, что богов двое, добрый и злой, причем, власть злого бога должна рано или поздно быть свержена, что непременно повлечет за собой искоренение во всей Вселенной боли и порока, горя и болезней, дабы повсюду воцарился лишь закон всеобщих Любви и Гармонии.

 

В наши дни эти вопросы уже не считаются достойными рассмотрения. Но если вновь задать их самим себе, то ответа мы не найдем. Мы просто намеренно закрываем на них глаза и решаем про себя больше не смотреть в ту сторону, откуда Вселенная может задать нам новые вопросы без ответов. Сами мы стараемся ни о чем не спрашивать, поскольку просто боимся того, что можем услышать в ответ. Мы признаем, что Бог есть. Но нам и в голову не приходит попробовать дать определение тому слову, которое мы произносим так часто. Мы признаем, что есть бессмертная душа. Но нам совершенно безразлично, откуда она у нас появилась и какова природа ее взаимоотношений с Богом. У нас нет ни времени ни желания размышлять над возвышенными философскими материями или пытаться проникнуть пытливым взором в тайны Вселенной.

 

Но не таковы были наши братья в древности. Масонство времен молодости мира было всеобщим движением к Свету, к Истине, к познанию великих тайн Вселенной и Бога. И именно там, в глубоких пещерах Индии, в храмах Египта, Финикии и Ассирии, в святилищах Персии и Элевсина иерофанты наставляли посвященных в истинах, открытых первым людям на Земле, а затем, отделив от них все законы нравственности и долга человека по отношению к Богу и своим ближним, они составляли для своих учеников полный свод нравственного закона, соответствующий и во всем согласный с той первичной природной религией, которая начертана перстом Незримого Бога в великой книге вселенской Природы, на великих скрижалях Неба и Земли.

 

В древнем Египте нельзя было рассчитывать на высокий государственный пост, не пройдя вначале посвящения. Моисей не мог прожить до сорока лет при дворе фараона как приемный сын его дочери без того, чтобы быть допущенным в Мистерии, а также не мог он без посвящения в них жениться на дочери священника из города Она – Иерополя. Без посвящения в эти Мистерии Иосиф не мог бы стать первым советником фараона и жениться на дочери жреца. Именно они принести Мистерии иудеям. Эти Мистерии справляли ессеи, община добродетельных людей, до и во время проповеди Христа призывавшая народ на брегах Красного моря к умеренности, смирению и всем прочим добродетелям. Точно так же и у первых христиан было свое собственное тайное учение, преподававшееся в двух или трех степенях посвящения, причем, в высшую степень принимали лишь немногих из общего числа членов общины, но только там истинно верным ученикам Христа преподавали глубочайшие истины его философского учения.

 

Как я уже говорил, масонство приняло эстафету у древних Мистерий. Когда именно гибель Мастера Хирама заняла в мифологии место смерти Осириса, Атиса, Диониса и других богов и полубогов Мистерий, неведомо, и вряд ли кто-либо это когда-либо узнает с точностью; но главное ее предназначение – воплощать все те же великие истины и наставлять в них избранных.

 

Многие авторы писали в разное время, что все эти легенды следует понимать лишь аллегорически, что они всего лишь представляют собой символическое описание годичного цикла обращения Солнца по своей орбите, что умерщвление бога – это лишь символическое описание сокрытия Солнца в период Зимнего солнцестояния в предельной южной точке эклиптики, где оно действительно пребывает в течение нескольких дней, чтобы затем взойти снова и начать движение к зениту. Пока Солнце находится ниже экватора, ночи длиннее дней, дуют холодные ветры и погода не радует нас вплоть до ранней весны; вот древние и называли долгие месяцы осени и зимы временем тьмы и зла, и в круге Зодиака им соответствуют поэтому злые и страшные знаки, располагающиеся южнее экватора, воплощенные у многих народов в демонах, злых гениях или падших ангелах; в то же время шесть знаков Зодиака севернее экватора, то есть зрительно выше прочих, превратились в их легендах в добрых ангелов или духов, поскольку они покровительствуют тем месяцам календарного года, когда повсюду царит Свет, дни длиннее ночей и на Земле тепло, хотя более чем понятно, что тьма и зло никуда не делись, а просто переместились в другое полушарие.

 

Отсюда и происходят все обряды разных народов, которые начинаются с траура и заканчиваются празднеством: это траур по Свету, потерпевшему поражение от Тьмы, и радость от одержанной им в конце концов победы над нею. Поэтому и говорят, что Солнце  умирает, его погребают, а затем оно снова возрождается. Более четырех тысяч лет назад Солнце в день Весеннего равноденствия вступало в знак Тельца. Тогда и началось в древнем Египте поклонение быку, в которое впали иудеи вскоре после того, как Моисей вывел их в пустыню, сделав себе златого тельца; а позднее Солнце в точке Летнего солнцестояния восставало из Тьмы в Свет в знаке Льва, когда ночи снова становились короче дней; оно словно восставало из мертвых, и символ этого видим мы в Львином пожатии.

 

Действительно, годовые перемещения Солнца по эклиптике, феномен смены времен года, а также многие другие астрономические явления и простые совпадения были собраны и претворены в исполненные аллегорий легенды об Осирисе, Ормузде, Атисе и других богах, в свою очередь со временем породившие и масонскую легенду о Хираме Абиффе. Храм, возведенный Соломоном, был моделью Вселенной, и точно так же, как каждая масонская ложа, имел протяженность в длину с востока до запада, в ширину – с юга до севера и в высоту – от небес до центра Земли. Двенадцать тельцов, служивших опорами Медному морю омовения, воплощали в этом Храме двенадцать месяцев года. Каждый из двенадцати драгоценных камней на нагруднике Первосвященника соответствовал тому или иному знаку Зодиака, и на двенадцати знаменах колен народа Израиля, используемых в ритуалах масонских степеней Царственного Свода, мы видим, в частности, зодиакальный знак Тельца, открывающего течение года в день Весеннего равноденствия, Орла – заменяющего Скорпиона, покровителя Осеннего равноденствия, но обладающего дурной славой в мифологии, Льва – стража Летнего солнцестояния и Человека – символ Водолея, покровителя Зимнего солнцестояния.

 

Во всех наших ложах на потолке изображаются Солнце, Луна и звезды. Мы установили наши праздники в дни Летнего и Зимнего солнцестояний. На Мастера Хирама было совершено нападение у трех врат Храма – Южных, Западных и Восточных, - иначе говоря, в двух точках равноденствий и одной точке солнцестояния; а в образах двенадцати Подмастерий, отправившихся на поиски мертвого тела Мастера, и девяти Избранников Шотландского устава многие видят двенадцать месяцев года и девять месяцев теплого времени года – двенадцать минус три месяца зимы.

 

Для древних свет был величайшим благом, а тьма – величайшим злом. Если исчезал свет, фактически исчезала с ним вместе и вся Природа, и непроницаемая тьма окутывала человека, словно остающегося при этом один-одинешенек во всей Вселенной, в то время как все существенное, материальное и осязаемое вокруг него словно таяло и испарялось. Поэтому Солнце было для народов древности источником не только света, но и самой жизни. От интенсивности его лучей зависели всходы, радость и плодородие Земли. Если даже его не считали богом, оно все равно оставалось символом и зримым выражением бога, внешним проявлением великого архетипа Света – Бога, явленного в одной из Своих ипостасей.

 

Они не умели проникнуть своим умом в одну из величайших тайн мироздания. Не могли они также понять и непреклонность и безошибочность вечных законов, управляющих Вселенной. Они не могли понять, куда именно устремляется Солнце, начиная движение к югу, пока оно не достигало тропика Козерога и холодные ветра не ввергали в дрожь все сущее, покрывая землю коростой и серебряным инеем, а деревья не роняли листву, дрожа под слабыми и бледными лучиками далекого холодного Солнца, пока дожди мочили землю уже беспрестанно, а град бил ее в грудь, а трава жухла, бурела, сохла и гнила. Они просто не понимали тогда, что Бог применил закон, согласно которому Солнце должно потом снова отправиться в путь к экватору и в конце концов принести Земле теплый бриз и покрыть ее новой растительностью в следующем году. Они сомневались в этом, предполагая, что Солнце может больше вообще никогда не вернуться, оставляя Землю навеки в объятиях холодной тьмы и прочих ужасов непрекращающейся зимы.

 

Вот и оплакивали они сокрытие Солнца за гранью южного тропика, и иж живое воображение рисовало им картины пленения и умерщвления молодого сиятельного бога, которого теперь вели в царство Смерти и Тьмы. И бог умирал, перемещался в обители тьмы и ужаса, чтобы затем снова восстать во славе и победить злые силы.

 

Постепенно эти четыре точки солнечного странствия по небу приобрели для них особое значение, равно как и звезды, чьи синхронные перемещения, восходы и закаты, предвещали смену периодов между четырьмя главными точками эклиптики, и каждое из этих явлений вскоре стало отмечаться празднествами, а звезды стали богами.

 

На брегах Нила этим небесным явлениям придавало особое значение и еще одно особое обстоятельство. Жизнь и процветание населения Египта полностью зависели от разливов Нила, затапливавшего почву вдоль берегов, а затем отступавшего, оставляя на ранее затопленных местах плодородные почвы, готовые для сева. Наводнения происходили в определенное время года, и считалось, что они связаны и напрямую зависят от движения Солнца, а также что их предвещают восходы или закаты тех или иных звезд, к тому времени уже названных богами и пользовавшихся поклоненмем.

 

Этим объясняется огромный интерес древних народов к небесам. Постепенно они приучились делить звезды на группы, присваивать им особые имена, и наконец все небо оказалось покрыто созвездиями, а затем мудрейшие представители этих народов вплели в свои многочисленные легенды и эти созвездия, и Солнце, и Луну, и их противостояния и перемещения по небу.

 

Неоднократно приходилось слышать версию, гласящую, что эти астрономические явления, приобретшие форму различных мифологических событий и действий, первыми легли в основание изначальной, первичной религии – матери всех мировых религий, что к ним и только к ним относятся все символы вольных каменщиков, равно как и все легенды об Осирисе, Атисе, Адонисе, Дионисе и других богах, а также о Хираме Абиффе. Несомненно, эти явления в аллегорической форме встречаются во всех религиях древности, равно как можно их найти и во всех без исключения Мистериях вольного каменщичества.

 

Но это лишь часть правды, но гораздо более глубокая и важная правда скрыта от нас, и в древности ее сообщали лишь посвященным высших Мистерий. Преподают ее посвященным и масонского Ордена, и состоит она в том, что и движение Солнца, и смена времен года, и обращение небесных тел, – все это само по себе символ гораздо более значимых и глубоких Истин, чем мы в состоянии себе представить.

 

Солнце – это символ Первопринципа Блага во Вселенной, для египтян воплощенного в Осирисе, для персов – в Ормузде, у греков – в Дионисе. Отсюда происходит и солнцепоклонничество персов и многих других народов Востока. Для большинства людей “дух” - это всего лишь лишенная содержания форма, пустое слово, а не материя, поскольку им не было известно ничего менее материального и менее физического, чем свет. И свет был для них пределом идеального и духовного. Для древних народов в нем воплощался сам Бог, и Бог был для них Светом, или источником истечения Света. Для них это был архетип Истины и Блага, в то время как Тьма – архетипом Лжи и Зла.

 

Тьма служила символом Первопринципа Зла во Вселенной, воплощенного в Тифоне, Аримане и злых гениях, демонах и титанах. Этому злому Первопринципу, ведущему вечную войну с Первопринципом Добра во всей Вселенной и в каждой живой душе человеческой, с рождения до смерти ее, принадлежат зодиакальные знаки и месяцы эклиптики южнее экватора, в то время как Первопринципу Добра принадлежат знаки и месяцы севернее его. Когда знак Тельца открывал солнечный год в день Весеннего равноденствия, Скорпион и Рыбы пребывали среди злых и враждебных знаков, равно как и Змей – среди созвездий. Каждый из Первопринципов, подобно дню и ночи, свету и тьме, временам года, поочередно предстает то победителем, то побежденным. Поэтому чередуются и Ормузд с Ариманом, занимая то одно, то другое положение на срок в три тысячи лет. Символом этого чередования является годовой цикл движения Солнца по небосклону. Когда после Летнего солнцестояния оно начинает скатываться за экватор, кажется, что оно пало жертвой Тьмы и Зла, и так продолжается вплоть до Зимнего солнцестояния, когда Солнце якобы умирает – но лишь затем, чтобы немедленно восстать вновь, и это его воскресение служило символом и прототипом обетованной окончательной победы Добра над Злом, когда Первопринцип Добра должен восторжествовать и воцариться повсеместно, а Первопринцип Зла – быть сокрушенным и уничтоженным. Ормузд побеждает Аримана, а Осирис – Тифона; Тьма отступает пред Светом, порок и несправедливость, страдания и Зло просто перестают существовать во всей Вселенной, и больше про них никто никогда не услышит, но вокруг воцарятся мир, гармония и счастье, которые станут единым вселенским законом для всей Природы.

 

Такова была великая Истина, воплощенная в символическом противостоянии Солнца и зимней Тьмы, и именно в ней продолжает наставлять нас по сей день легенда о смерти и воскресении Хирама Абиффа. Средь подвижных волн зла и несчастья наши отдаленные предки всегда имели перед глазами чистое и высокое небо, с которого не спускали глаз в твердой и непоколебимой вере. Только так - как бы трудно ни было понять и осознать существование Зла и греха и как они могут пребывать в гармонии с мудростью, всеведением и Благом, происходящими от Бога; как бы ни было трудно смириться с неравномерным распределением хорошей и плохой судьбы вне зависимости от зримых заслуг или, напротив, пороков человека, как бы ни тянуло нас отвергнуть те законы добра и зла, справедливости и несправедливости, которые окружают нас в нашем мире и с нашей точки зрения, - все равно Бог беспредельно благ, и точно так же беспредельно мудр и велик, а все пороки и все зло суть лишь части Его единого великого Плана, ведущего к немыслимо благим целям, поскольку нет и не может быть ничего неправедного и несправедливого в Божественном управлении Вселенной, а все то, что видится нам тяжким, несправедливым, несовместимым с Его Благом и мудростью, все зло, все страдания, вся нищета суть всего лишь неизбежные различия, которые перемежаются сходствами и сливаются с ними, соединяясь в единый великий вселенский аккорд, дабы затем единым тоном достигнуть путем бесчисленных модуляций потрясающего финального звука непостижимой гармонии, который разнесется по всем мирам и системам миров, где впредь станет звучать вечно.

 

Этот элемент первичной веры, восходящий ввысь и освещающий, подобно Божьей радуге Завета, темные и бурные житейские воды, эта вера в Спасение всей Вселенной в конце времен от власти греха, зла и тьмы, которая наполняет душу человеческую могучими токами Надежды и Веры, может быть обнаружена во всех религиях древнего мира, ведь это один из рудиментов изначальной Истины, открытой Патриархам. Все народы древнего мира искали Избавителя, которому суждено в конце времен осуществить это великое предприятие. Египтяне называли его Гором, персы – Сосиосоном, иудеи – Мессией, а у древних иудейских каменщиков именно его был призван воплотить образ Хирама Абиффа.

 

Склонный к размышлениям вольный каменщик не может не заметить в символах и аллегориях, украшающих стены этой ложи, явные параллели с символами древнейшей, первичной веры человечества. Повсюду его окружают символы небесных явлений, которые, в свою очередь, сами суть лишь символы гораздо более возвышенных духовных откровений. В ходе церемонии посвящения каменщик «воплощает Солнце и следует его животворящим путем». Великое небесное светило воплощает также и символ Точки в центре Круга, который также призван напоминать посвященным о двух Первопринципах вселенской Природы – активном и пассивном, зачинающем и порождающем, Боге и материальной Вселенной. Расположенные по сторонам от него две параллельные линии воплощают тропики Рака и Козерога, служащие естественными границами солнцеворота, а именно продвижения светила на Север и на Юг. Пламенеющая звезда – это Сириус, бог Анубис, и восходя гелиакически четыре тысячи лет назад, она возвещала нашим духовным предкам благой разлив Нила. Три Великих светоча ложи суть Солнце, Луна и планета Меркурий, воплощающая египетского Гермеса.

 

Две колонны притвора Храма Соломона были возведены по образцу точно таких же величественных колонн Храма Бэла в Тире, и они также воплощают два тропика, активный и пассивный Первопринципы Природы – активную энергию и пассивное плодородие. Таинственные числа масонства – три, пять, семь и девять – также несут в себе астрономический смысл, поскольку связаны, например, с числом почитавшихся древними народами планет: в центре – Солнце, Марс, Юпитер и Сатурн с одной стороны, а Меркурий, Венера и Луна – с другой стороны.

 

Множеством значений обладает Треугольник, и одно из важнейших состоит в том, что он воплощает священные свойства Бога, также отраженные в символе трех колонн масонского Храма: Мудрость – разработавшая план Вселенной, Сила – активная энергия и мощь, воплотившая и сделавшая зримым этот план, и Гармония – или явленная Красота, являющаяся Законом, который управляет Вселенной и поддерживает непрерывность ее существования и развития. На эти Мудрость, Силу и Гармонию уповает всякий истинный вольный каменщик, и не имея этой веры и этого упования, просто вообще нельзя стать масоном.

 

Само существование и единство Бога, то, что Он есть Единый – не природа, не душа Вселенной, но Существо и Личность, присутствующая повсюду и осознающая все происходящее; то, что материя вечна не сама по себе, что она не существует с Ним одновременно и не существовала изначально, но была Им сотворена; то, что в начале времен и вплоть до ее сотворения Он был Всем сущим; что душа человека была бессмертным и свободным Агентом, ответственным за свои деяния; что Бог управляет Вселенной и движет великими сферами и необъятными системами в согласии с великим Законом Гармонии, созданным и насажденным Им Самим в начале времен и с тех пор ежесекундно исполняемым; что все сущее непрерывно существует и совместное действует под непосредственным и управлением и присмотром Беспредельных Мудрости и Благоволения во имя благого и совершенного результата, который состоит в победе Божественной Справедливости и доказательстве неизменности и самодостаточности Им дарованного закона – Закона Совершенной Гармонии, - вот великие философские Истины, в которых наставляет своих посвященных масонство.

 

Однако масонство не имеет ничего общего с различиями, существующими между людскими религиями и верами. Если бы оно требовало от своих членов непременного согласия с тем или иным постулатом той или иной конкретной религиозной группы, оно утратило бы свой вселенский характер. Нравственный и добродетельный человек, достаточно образованный и имеющий доступ к информации, принадлежи он к любой вере – христианской, иудейской, мусульманской, - если верует он в единую великую и разумную Первопричину всего сущего, единого Великого Архитектора Вселенной, а также в то, что человеческая душа не умирает вместе с телом, но переживает его, может стать вольным каменщиком, и где бы и когда бы ни случилось, что такого человека исключают из любой степени вольного каменщичества на основании его принадлежности к той или иной религиозной конфессии, такая степень немедленно перестает быть составной частью вольного каменщичества.

 

Над престолом Досточтимого Мастера на Востоке ложи привешена первая литера Имени Господня, заменяющая древнееврейскую букву Йод, первую букву Неизрекаемого Имени, Которое столь немногим дозволено произносить, и сама служащая священным символом единства и самодостаточности. Великой целью Мистерий было наставить немногих избранных, пока океан варварства, суеверий и невежества топил в своих волнах весь внешний мир, в истинной, разумной и философской идее Бога. Ведь тогда, как и сейчас, верно, что идолы – это не только зримые и материальные изображения Бога, вырезанные из дерева или камня, которым поклонялись в разные времена люди, но и недостойные и не соответствующие действительности умственные образы и представления о Боге, потому что зримый идол есть лишь зримое отражение незримой мысли, сообщающий другим людям то, что несет в себе эта незримая мысль, подобно тому как и написанное слово сообщает незримую мысль читателю и передающую ему субъективные знаки, содержащие в себе суть этой мысли; и чудовищные множества рук, голов, ног и тел древних идолов, гротескных и отвратительных, были лишь не приносящими успеха попытками выразить понятия, которые в древности иначе невозможно было выразить, хотя их авторы очень старались. Идолопоклонство точно так же состоит в создании и распространении ложных и неверных понятий о Боге, как в вырезании неподобающих Его изображений, отлитых в металле или вырезанных из камня. И посему одна из великих целей масонства и есть наставлять своих посвященных в верных и истинных идеях о природе и свойствах Бога, насколько несовершенство нашей собственной природы и ограничения, наложенные на наш разум, это позволяют; однако нам не следует составлять собственный перечень Его предполагаемых свойств с описанием, предписывать его использование другим и требовать от них верности ему и согласия с ним под угрозой обвинения в ереси и проклятия.

 

«Мудрейший из нас, - сказал мудрец, - есть лишь крошечная ракушка в Океане Всемогущества, и, стоя на его берегу с каплей его воды в чаше, мы не способны увидеть в этом крошечном зеркале больше смысла Вселенной, чем приходится на одну каплю».

 

Мы не в состоянии представить себе ни Бытие-в-Себе без начала, ни Сотворение Вселенной из ничего. Но поскольку мы сознаем наше собственное бытие, мышление и свой разум, сознаем нашу способность принимать решения, любить и ненавидеть, желать и испытывать отвращение, значит, мы способны и осознать, что мы не суть наше материальное тело, но нечто отличное от него и пребывающее превыше него. Мы сознаем, что как бы она ни была отдалена от нас бесчисленными звеньями причинно-следственной связи, все же существует Великая Первопричина, Сама по Себе не имеющая следствия и тем более – причины, что она в силу неизбежности является разумной, мудрой, благой и всемогущей. И поскольку мы также знаем, что наши мысли, которые суть ни материя, ни дух, ни вещь, и при этом мы понятия не имеем, откуда они появляются, откуда приходят в наш мозг, зарождаются ли они в нем сами или привносятся извне, но при этом способны передавать их другим людям посредством субъективных звуковых знаков, различных у разных народов в разные времена, которые сами по себе суть лишь продукт общественного договора и не являются самими нашими мыслями, и даже не напоминают их, таинственные и непостижимые, как в принципе непостижимо, если вдуматься, и все наше общение между собой; поскольку мы знаем, что эти мысли не умирают, но живут вечно, по крайней мере, после нашей смерти, и при этом, не имея никакой материальной силы, они увлекают умы других людей, наполняют их, определяют поведение других людей, управляют им и контролируют его, включая даже постановления сенатов и решая судьбу империй, - вот поэтому, даже совершенно не понимая этого, мы вполне можем верить в то, что это мысли Бога, претворенные в слова, ставшие реальными и проявленными в этом мире, зримыми и отраженными в материальной Вселенной. И пусть мы лишь отчасти можем примирить существование греха и страданий с нашими собственными представлениями о всемогуществе, беспредельной милости и совершенной мудрости Бога, мы все равно можем и должны, даже не совершенно не понимая этого, верить в Его беспредельные справедливость и мудрость и в то, что Он абсолютно совершенен, а если нет, то нам остается лишь сформировать для себя более низменное представление о Боге, или верить в то, что Он мстителен, переменчив, жесток и пристрастен, а значит, мы в таком случае превратимся в идолопоклонников, лишь немного и лишь в собственных глазах чем-то превосходя тех, кто в пустыне преклонял колени пред златым тельцом.

 

Умственное и нравственное развитие всякого народа всегда будет соответствовать его представлениям о Боге. Поскольку то, что считается Его законами, иначе говоря, весь свод законов нравственности и религии, всегда остается лишь отражением того, что принимается за Его природу. Если Его считают и изображают мстительным и ревнивым, законы и будут жестокими и безжалостными, если Он считается получающим радость от жертвоприношений и навлечения на людей боли и мучений, они также всегда будут готовы преследовать и казнить людей, и свод таких законов будет так же кровав, как свод законов Дракона. Если Он изображается похотливым и низменным, впадет в порок и вседозволенность и общество. Если народ делает своих богов лентяями или воинами, в нем и будет принято унижать людей труда и поддерживать власть привилегированных классов за счет угнетенных масс, постепенно превращающихся в тягловый скот.

 

Посему Вольное Каменщичество стремится, как я уже говорил, сообщать своим посвящаемым истинные представления о Боге и о природе человека. Для этого оно предлагает им свои символы, сопровожденные лишь малой толикой самых общих намеков на истинное толкование этих символов, оставляя каждому право и обязанность толковать их, в основном, самостоятельно. Это истинное знание и есть Истинное Слово Мастера Каменщика, которое в свое время сообщалось (и ныне тоже должно сообщаться)  при посвящении в степень Мастера, и на зримый символ которого я намекаю вам сейчас.

 

Каждый Мастер ложи должен быть готов объяснять эти символы своим братьям. Его ответственность и его долг – рассуждать о них, в подробностях изучать их смысл и приближать их к пониманию всякого образованного и умного брата. Это входит в принятые в ложах наставления, таким образом изучаются их символы и ритуалы, которые каждый раз раскрываются заново во всей своей красоте и возвышенности. Там, где Мастер развивается сам, чтобы стать достойным этой миссии, а потом ответственно исполняет ее, ему суждено сделать в масонстве множество открытий, причем, немалую их часть составят обрывки тех древних слов, произнесенных и записанных в свое время на древнееврейском и древнеанглийском языках, которые ускользают от внимания большинства вольных каменщиков, хотя и содержатся в ритуальных формулах посвятительных ритуалов различных степеней, подобно тому, как искореженные руины этрусских храмов попадали в центр новой кладки Рима. Кабельтов, имя нашего покойного Великого Мастера, старинное слово сообщения Тайны, первые слова, произнесенные у могилы, - все они станут не только непревзойденными по верности доказательствами древности нашего Цеха, но в некоторых из них станет возможно обнаружить поразительнейшие символы бессмертия и воскресения души.

 

В древних Мистериям вместе с этими возвышенными философскими истинами наставляли и в полной системе нравственности и этики. Как их преемник масонство также носит подчеркнуто этический характер. Пусть некоторые его уроки и наставления обтекаемы, лишены конкретики и мало впечатляют, зачастую кажутся неоригинальными, истасканными и непрактичными, пусть они не всегда западают в душу людям и не всегда претворяются ими в реальность ежедневного бытия, происходит это лишь потому, что краткость человеческой памяти, в силу необходимости, сжимает устные наставления в лаконичные всеобщие принципы, восприемники которых сами вынуждены придумывать им применение при соприкосновении с реальной жизнью.

 

Однако масонство не способно изменить природу человека или сделать его совершенным. Если оно оказывается способно улучшить его, если оно может иногда удержать его от неправедного деяния, если оно способно удержать его от причинения зла другому человеку, или даже просто отдалить момент причинения этого зла, или помешать человеку опорочить самого себя нелицеприятным деянием, - оно в таком случае исполняет то же самое предназначение, которое в большинстве случаев исполняет религия. Ведь всякое нравственное наставление столь часто уподобляется лунному свету, играющему на поверхности льда, но не растопляющему его. А они играют на поверхности сердца, но не западают в его глубь.

 

И, к сожалению, применение всеобщих принципов и аксиом нравственности к вечно меняющимся жизненным обстоятельствам, к сожалению, вряд ли возможно для всякого и каждого человека, в особенности если от этого зависит его благополучие. Чаще всего человек склонен исключать свое собственное дело из общего рассмотрения и делать для него исключение и во всеобщем, в остальном, принципе. Поклявшись ни в чем не притеснять брата и не творить ему зла, даже на копейку, многие каменщики все равно не прочь поживиться за его счет, продать ему по дружбе некачественный, или просроченный, или просто худший, чем мог бы, товар по полной цене, завысить для него цену, превознося качество товара и замалчивать его недостатки, брать с него гораздо больше, чем с других, за те же услуги.

 

Слишком часто забывают такие каменщики, что никто не имеет права претендовать ни на что принадлежащее другому человеку, если он честно это не заработал, что ему надлежит жить так, чтобы после его смерти никто не мог сказать, по самому высшему счету, что деньги или земли принадлежат не ему, но полностью или отчасти – кому-то другому; чтобы никто нее мог сказать, что он обогатился за счет того, что некто другой обеднел. Слишком часто склонны люди вообще забывать о том, что когда они в чем-то обделяют другого человека, чем-то обижают его, как-то обогащаются за чужой счет, вступают во владением чем-то, что, по самому честному и беспристрастному суду, принадлежит другому, они все равно пребывают под неусыпным Оком Небесного Попечителя, и ныне и присно с совершенной неизбежностью будут они призываемы к суду Великой Канцелярии Господнего Суда, дабы до последнего гроша выплатить все компенсации, богатством своим, честью, властью или  репутацией.

 

Дабы братья хорошо усвоили эти уроки, Мастер должен внушать их им, а если он этого не делает, значит, он не вполне исполнил свой долг, и никакое виртуозное владение ритуалом, никакое скрупулезное воспроизведение всех формальных деталей и словесных формулировок не восполнит этот его промах. Он воплощает Солнце, служившее древним братьям нашим воплощением Самого Бога. Для своей ложи он – символический источник Света и Знания. Как Солнце восходит над горами, обрамляющими Восток, следуя по стопам рдеющей зари, чтобы открыть течение дня и осветить мир, так и Мастер встает, открывая работы ложи, на ее Востоке, дабы должным образом наставить весь Цех и выдать братьям задания на день. Таким образом, он принимает на свои плечи тяжкий долг, серьезнейшую ответственность, ведь разве не служитель он пред алтарем, возведенным в его ложе Богу Живому? И если он не способен соответствовать сему возвышенному долгу и исполнять его, как положено, верно и неукоснительно, то по какому праву он получает свою дневную плату? Пройдет ли его работа проверку наугольником Мастера-Архитектора?

 

Вольное каменщичество учит нас, что три колонны поддерживают свод каждого его Храма – Мудрость, Сила и Красота, а точнее – Гармония. Гармония – это сила и поддержка всякого общественного учреждения и в особенности – нашего. А три ступени, или три пролета, символической лестницы, увиденной Иаковом во сне, по которой надлежит человеку устремлять свой путь ввысь – это Вера, Надежда и Милосердие.

 

Эти три ступени соотносятся с тремя колоннами, ведь Вера в Божье Провидение, в человеческую природу и в собственные наши волю и способность творить благо и есть истиннейшая Мудрость; Надежда на Жизнь Будущего Века и окончательную победу в конце времен Добра над Злом и есть единственная истинная наша Сила в те часы, когда волны горя разбивают трепещущие наши сердца, а Милосердие к недостаткам и проступкам, заблуждениям, нуждам и тяготам наших ближних, и что важнее – не только близких, но и дальних, и даже наших врагов, есть величайшая и самая красивая черта человеческой природы, даже сама по себе способная превратить всю Вселенную в торжество единой великой Гармонии.

 

Истина, Милосердие и Терпимость! Вот три кардинальные масонские добродетели. Как мы знаем, Истина есть Божественное свойство (ибо Бог есть Совершенная Истина) и основание всякой другой добродетели. Никакой человек да не раскается ни в какое время в том, что поверил клятве вольного каменщика, его обещанию, слову, представлению или заявлению. Мерой его следования заключенному договору всегда должно быть искреннее взаимопонимание с противоположной стороной. Он не должен делать ложных заявлений, не предлагать невыполнимых условий, не оставлять неясностей и разночтений в своих целях и намерениях, он не должен никогда лгать ни в большом, ни в малом, ни в основном, ни в частностях. Он должен быть честным, откровенным, прямым и совершенно свободен от лукавства и двоемыслия.

 

Закон Милосердия требует от вольного каменщика суждения о других людях по тем же законам и меркам, по каким он судит сам себя, чтобы он искал для поведения других людей такие же объяснения и оправдания, какие он с радостью и легкостью находит для своего поведения, думая при этом, и даже будучи свято уверен в том, что мир о нем гораздо худшего мнения, чем он в действительности заслуживает, и даже для таких поступков, за которые он обычно сам себя осуждает, у него есть наготове оправдания, и он думает, что знай их мир так же хорошо, как знает их он сам, этот мир радикально изменил бы свое суждение о нем, - и точно так же он обязан верить в то, что другие люди, чьи действия он осуждает, имеют для этих своих действий точно такие же оправдания перед самими собой и перед миром, если бы они предстали перед его судом. Но люди столь часто забывают сей великий закон Милосердия и приписывают невообразимо низменные мотивы действиям других людей, в то же время неизменно приписывая своим действиям мотивы невообразимо возвышенные.

 

Как могут слова – не только слова масонских клятв, но и другие – слетать с наших уст, не оставляя памяти о весе смысла, их наполняющего? «Остави нам долги наши, - часто просим мы Бога, - как и мы оставляем должникам нашим». Прости нам – как прощаем мы, только так, и не иначе. И если мы не простили их, то и Ты не прощай нас! Что было бы, если бы Бог взялся судить нас столь же немилосердно, сколь немилосердно судим мы ближних своих? Что было бы, если бы Он не делал снисхождения к нашим страстям, искушениям, неумеренности? Что было бы, если бы Он приписывал каждому нашему действию низменнейший из всех возможных мотивов, а не обычный и не наилучший? Ведь это было бы так по-нашему!

 

Масонское милосердие должно по мере возможности приближаться к Милосердию Господнему. Для судьи или присяжного недопустимо, немудро и неверно субъективно приписывать наихудший мотив действиям преступника без тщательного допроса и следствия. Кто знает человеческую природу лучше всех, тот милосерднее всех в своих суждениях о ней. Если Бог, Которому ведомо всё, простил нас, как нам хочется верить, вряд ли стоит сомневаться в том, простить или нет ближнего своего, тому, кто практически вообще ничего не знает. Поэтому масонское милосердие обычно взыскует благого мотива и радуется, когда оказывается возможным сопоставить его с действием, на первый взгляд, выглядевшим плохо. И происходит это потому, что вольный каменщик есть, или, по крайней мере, должен быть, искренен, моля Бога простить ему прегрешения, только если и когда он сам простит согрешивших против него самого.

 

Нет нужды рассуждать здесь о той стороне масонского милосердия, где оно помогает болящим, нерушимо и непоколебимо стоит на пути распространения эпидемий, одевает убогих, кормит голодных и дарит достойное погребение покойным. Каждый вольный каменщик знает о существовании масонского долга и о том, что не заслуживает звания вольного каменщика тот, кто исполняет его без должного рвения, или спесиво, или лениво, и уж тем более если он уклоняется от исполнения этого долга.

 

Другой масонской добродетелью является терпимость, столь редко применяющаяся на практике и столь пренебрегаемая, даже при условии, что о ней публично трубят на каждом углу. Никто не имеет права, если говорить по сути, даже спрашивать своего ближнего о религиозных убеждениях. Никто не имеет права утверждать, что то, во что верит он сам, есть неоспоримая истина, а то, во что верят другие, есть неоспоримая ложь; все равно, как глубока его личная вера, все равно, насколько очевидны и неоспоримы для него ее положения, все равно, сколь бессмысленным может ему показаться, что другие верят не в то же, что и он, вольный каменщик должен понимать, что его ближний при этом, со своей стороны, чувствует правым именно себя, считает свою веру неоспоримой, а также не понимает, как это можно верить не так и не в то же, что и он. Так кому же рассудить этих двоих? Кто выберет, что есть истина? Естественно, такой вопрос не разрешишь большинством голосов, ни даже единогласным выбором, никаким другим человеческим средством или сочетанием таковых. Потому что лишь Бог, а не голосование, делает истинным то, что истинно.

 

Вера человека чаще всего связана с местом его рождения, с родителями и окружающими обстоятельствами, но никак не с предварительным изучением и обоснованным выбором. Никто не имеет права утверждать, что его личная вера благодатна и заслуживает вознаграждения. Является ли для мусульманина заслугой родиться от мусульманской матери близ Мечети Омара и быть воспитанным в вере Магомета? Никто не имеет права говорить, что будет мириться и терпеть только то, что в другое время сможет законно запретить или предотвратить. Никто из людей не имеет права вообще вмешиваться в эти вопросы; только Богу принадлежит право судить человека за его веру, и если кто-либо из людей берет на себя смелость заняться этим, он тем самым пытается узурпировать право Бога, тем самым возлагая на свои плечи страшную ответственность. Учение масонства гласит, что нет заблуждения порочнее нетерпимости, и нет преступления неискупимее, чем преследование за убеждения. С самого первого дня существования человека на Земле нетерпимость вела его к войнам и раздорам. Она послужила причиной гибели миллионов людей, чья кровь, пропитывая грудь Земли и устремляясь к Небесам, сделала нашу планету, полнящуюся людскими страданиями, примером и позором для всех ее сестер во Вселенной. Масонство, несущее оливковую ветвь, останавливает разящий стальной клинок зелота у самой груди его брата, оно разбивает дробилки для пальцев и дыбы и на каждой площади каждого города мира проповедует мир и братство.

 

Я не собирался читать вам лекцию о нравственности, братья, да и вообще утомлять вас долгим выступлением, поэтому я лишь вкратце остановился на роли вольного каменщичества как наставника нравственности. А теперь позвольте сказать пару слов о его миссии.

 

Никакое общество, никакой орден в наше время не может процветать, не имея среди своих целей совершенно буквального и практического делания добра. Наш век — век прогресса. Несмотря на то, что принципы Ордена остаются неизменными, применение и развитие этих принципов должно меняться и идти вперед в ногу со временем, иначе такой орден отстанет от мира и начнет быстро или медленно, но в любом случае неуклонно, разлагаться. Масонство набирает ежегодно тысячи новых членов, но мир ждет от него чего-то практического, каких-то по-настоящему великих деяний, соответствующих его возвышенным заявлениям и претенциозным титулам. Если оно не будет совершать таких деяний, в конце концов сами его члены устанут бездействовать. В свое время масонство исполняло свой долг, лишь излагая свое учение посвященным, но в наше время это учение — философское и нравственное — уже принадлежит всему миру, точно так же, как, например, астрономы, геометры и физики сделали обыденными и общедоступными те рудиментарные знания, которые в старину доверялись лишь немногим избранным. Это те же знания, что зачастую составляют до половины текста наших наставлений, которые тягостно и непомерно долго зачитывают вслух нашим кандидатам во время посвящений, как будто интеллектуальное и нравственное развитие окружающего мира не переросло их давным-давно. В наше время масонство уже не выполняет своего долга, только обучая началам рудиментарного знания, только повторя снова и снова заученные раз и навсегда наставления, посвященные самым распространенным в мире добродетелям, - но оно сможет его выполнить, лишь став истинным апостолом Мира и Терпимости, покровителем Просвещения и Образования, а наставлениями своими сообщая глубиннейшие истины философии, науки, физики, механики и законов действия Вселенной. Оно должно трудиться во имя предотвращения и врачевания политических и религиозных раздоров, оно должно стремиться обучить людей общаться и лучше узнавать друг друга, меньше ненавидеть друг друга, больше любить друг друга. Оно должно учреждать школы, строить академии, основывать университеты и поддерживать  больницы и богадельни.

 

Оно имеет власть сделать многое, причем, многое удивительное и поистине поражающее воображение, стать благотворителем всему миру, - за счет крошечного посильного вклада каждого своего члена, регулярно вносимого и мудро распределяемого; а если оно не будет так поступать, то да будет оно судимо — а так оно и будет, - по закону более суровому, чем тот, который побудил благородного римского отца приговорить собственного сына к смерти. Ибо туманы и дожди, выпадая на землю, вливают свою влагу в ручьи и родники, которые текут в реки, впадающие в  океаны, с чьей поверхности не видимые глазу мельчайшие частицы испаряются, чтобы снова попасть в воздушную среду; ибо огромные дубы взрастают из непостижимых саморазвивающихся скоплений крошечных атомов; ибо залежи угля формировались в течение миллионов лет путем постепенного разложения мириадов деревьев и кустарников; ибо известняк тоже формировался в земле постепенно и неразличимо в течение многих тысячелетий; ибо трудами миллионов насекомых возведены целые коралловые рифы в Индийском океане, - и точно так же соединенные усилия великого масонского воинства могут произвести величественные, благие и вечные результаты, если только сами масоны верны своему Ордену, душой воспринимают его учение и помнят принесенное торжественное обязательство.

 

Для тех, кто разделяет эти идеи, кто имеет представление об этих философских истинах, об истории, нравственном учении и миссии масонства, разве могут они быть лишены смысла или ценности? Восходя по линии своей истории к первым дням сего мира, а по линии философии — к первому Откровению Изначальной Истины Богом  первым людям, оно приглашает всякого исследователя к изучению сокровищ древней мысли и наслаждению изобилием интеллектуальных богатств великого прошлого. Оно приводит ученого к философам Индии, жрецам Египта, магам Персии, друидам Скандинавии, мыслителям Греции и Рима. В свой нравственный свод оно включает все то действенное и чистое, что есть во всех религиях, оно ставит своих посвященных в один ряд с теми, кто во все века был благодетелями своих народов и заслужили почтительное упоминание в истории. И всякий желающий не только именоваться, но и действительно быть вольным каменщиком, должен понимать, что все они сознавали величие своей миссии и искренне стремились хранить верность своему делу — делу вольного каменщичества.

 

Для тех, кто мало ценит масонство и не даст и гроша за всю его философию купно с историей, кто вообще не ценит достоинство и смысл его миссии, оно все равно может оказаться полезным. Оно может помочь им в деловых предприятиях, в торговле, оно может спасти их в минуту опасности, оказать помощь в час нужды, - то есть в действительности оказаться очень ценным. И если это побудит таких людей стать милосерднее, терпимее, чаще прощать своих ближних, стать добрее и лучше как мужья, отцы, дети, братья, друзья и соседи, - то неизмеримая ценность масонства будет как раз в этом, однако это не будет высшая его ценность, если только, в дополнение ко всему вышесказанному, оно не приведет их к величайшим истинам и побудит принять участие в великом труде по совершенствованию человечества и его просвещению, апостолом каковой идеи масонство было и остается.

 

Все, что я успел сказать, своей единственной целью имеет дать вам лишь несколько ориентиров, с помощью которых вы в дальнейшем сможете изучать символизм и наставления масонства самостоятельно, определять наличие в них ошибок, отвергать ложные истолкования и постигать великий смысл его церемоний. В публичном выступлении на большее я бы не решился. Таково учение масонства: символы — а не степени, намеки — а не толкования и утомительные лекции. Так в древности сообщалось все и всякое знание; и это наилучший из возможных методов, поскольку, самостоятельно открыв для себя значение символа, разум становится острее, и в памяти навечно запечатлевается урок во всей своей полноте, каждым словом и каждым штрихом, оставляющими каждое и каждый — свой особенный след; в то же время лекцию люди слушают зачастую так же, как проповедь, то есть как будто это всего лишь фоновое журчание воды в отдалении, стирающееся из памяти, как только оно затихло в реальной жизни, чтобы лишь неясные и смутные очертания знаков остались в памяти, подобно иероглифам, которые никогда более не будут точно расшифрованы. Поэтому я бы посоветовал вам изучать символы и легенды, церемонии и монументальные постулаты масонского учения, и можете быть уверены, из этого изучения вы извлечете не только пользу, но и немалое удовольствие.

 

Ни в коем случае также не следует забывать, что масонство носит практический характер, причем, в наивысшем смысле слова. В самом возвышенном и истиннейшем смысле слова масонство — это исполнение долга. Это работа, - мы так его и называем, - и это слово наполненно для нас смыслом. И нигде нет столько работы, все более тяжелой с каждым днем, как здесь. Эта ложа основана, и носит имя отважного и великодушного народа, чей героизм и верность выдержали испытание временем и самыми суровыми обстоятельствами. Она основана на границе земли другого народа той же расы, в значительной степени наделенного теми же свойствами личности и чертами характера. История каждого из этих народов является частью — и немаловажной, хотя и при условии, что часто она недостоверна, - общей истории Соединенных Штатов. Ни Крики, ни Чероки не могут похвалиться тем, что с ними всегда и все обращались по справедливости или, что еще реже, по законам великодушия. Часто с ними обращались жестоко, отказывали им в законных правах и не удовлетворяли их законные требования, или удовлетворяли их не своевременно без всяких веских на то оснований. Но эти дни ушли, и не следует позволять беззакониям прошлого стоять на пути настоящего и будущего.

 

Ныне проживая в прекрасных и плодородных землях, эти народы оставляют все дальше и дальше позади себя тьму варварства. И масонство должно стремиться помогать им в движении вперед. Без боли и сожаления я не могу вспоминать о трагедиях прошлых времен, и без симпатии и радости не могу смотреть на нынешнее их  устремление ко благу. Масонство должно стать для них златоустым проповедником нравственности, могучим орудием просвещения. Каждая ложа должна во имя собственного развития и совершенствования постоянно обновлять и обогащать свой арсенал орудий в масонской библиотеке, всякий отдельный ее член должен самостоятельно искать средства дальнейшего образования и обретения масонского Света, в то время как исключительные милосердие, свободомыслие, вера и надежность, праведное поведение и гармония каждог из вольных каменщиков должны служить наилучшими рекомендациями всего Ордена в целом для окружающего мира, таким образом побуждая умных и добродетельных представителей всех народов в притвор масонского Храма — Храма Истины; каждая ложа и каждый ее член также должны наставлением и убеждением разрешать ссоры и умиротворять спорщиков, призывать людей к труду и цивилизованной общественной жизни, помогать в учреждении школ и вообще в развитии образования подрастающего поколения, чтобы эти народы как можно скорее обрели то положение, в котором с ними уже не смогут обращаться несправедливо, когда ими уже не смогут управлять как безропотной массой, когда они станут народами личностей — достойных граждан Великой Республики, в которой они, ко всеобщему стыду, все еще подданные, зависимые и несамостоятельные.

 

Помните, что какое бы действие вы ни предприняли во имя этой дальней цели, оно повлияет на ее достижение, пусть это влияние и не будет сначала очевидно даже для вас самих. Оно будет очевидным для Бога. Благие или вредные последствия любого действия любого живого человека вечны. Оказанное им на мир влияние продолжает жить и после его смерти, и так он обретает бессмертие. Мертвые пишут законы для живых; и ваши собственные обычаи и законы, ваши привычки и обряды — всё это воплощенные мысли и решения ваших умерших предков, которые в настоящее время управляют вашей жизнью. Тот, кто жил и не сделал ничего, что пережило бы его физическую смерть, считай, и не жил вовсе. Точно так же никто не может и предвидеть, насколько важны могут оказаться последствия даже самого малозначительного, на первый взгляд, действия. История полнится примерами обширных и необратимых последствий случайных или намеренных крошечных действий отдельных незначительных личностей. Воля одного отдельно взятого человека — это зачастую огромная сила. Великая мысль, высказанная или записанная, - это тоже великая сила, и любое слово может внезапно возыметь последствия, столь же таинственные и непостижимые, как сотворение всего сущего самим Богом. Ваша ложа может дать образование нищему мальчику — а он потом может встать во главе армии, возглавить Сенат и решать судьбы страны, а не будь вас — он прожил бы и умер в нищете и неизвестности.

 

Каждая ложа и каждый вольный каменщик могут сделать нечто во имя всеобщего блага, просто если будут пытаться, работать. Laborare est orare — гласит древняя мудрость, «трудиться — значит, молиться». Героями древних легенд о вечном противоборстве Света и Тьмы были боги, цари и воины. А героем масонской легенды стал рабочий человек, мастеровой, сын бедной женщины — однако опытный в работе по меди и железу, дереву, пурпурной и виссоновой ткани. Добродетель и мастерство возвысили его до царского престола и даже выше, ведь, согласно масонской традиции, званием он был равен Царю Соломону и Царю Хираму Тирскому. Финикийские Мистерии каменщичества сделали израильского Царя, поклоняющегося Иегове, тирского Царя, исправно посещавшего храмы Бэла и Астарты, и архитектора Хирама, о чьей вере нам не известно ничего, братьями, равными между собой. А когда он был убит, на поиски его останков и поимку его убийц послали не сановников и не великих воинов, но строителей Храма, смиренных мастеровых и вольных каменщиков, исполняющих весть Нового Евангелия, гласящую, что труд исполнен высшего достоинства и что рабочий человек, с точки зрения масонства, ровня и даже старший брат царям. Такова Новая Благая Весть масонства, проповедуемая им во всех цивилизованных странах мира. Именно за ее провозглашение масонство подвергалось гонениям со стороны вечно боящихся его священников, именно за нее бедствовали и страдали вольные каменщики от преследований со стороны тиранов. Это Евангелие оно и продолжает проповедовать, и от всех своих посвященных во всех странах ждет оно верного исполнения долга и осуществления работы, к которой они приставлены.

 

В этом и состоит тайна процветания и вечности масонства. В то время как другие ордена и общества появляются и расцветают вокруг лишь на краткое время, а затем столь же быстро и неизбежно разлагаются и умирают, масонство остается вечно юным и рвущимся к кипучей деятельности. В то время как ложи его суть школы философии и нравственности, оно, тем не менее, высоко чтит тяжелый труд и побуждает трудящегося человека больше уважать себя самого и своих соработников. Масонство есть исполнение долга, честное и верное выполнение своей работы, будь то руками, головой, голосом, пером или, в случае необходимости, мечом. В любом случае оно работает во имя улучшения человека и прогресса, ведя непрерывную и неустанную войну с невежественными предрассудками, притеснениями, общественными и духовными, и вообще всем, что есть плохого, злого и низменного в этом мире.

 

И пока оно верно этой своей миссии, пока дети его во всем мире не совсем еще разложились и пали, оно будет продолжать — даже когда Земля состарится и настанут последние дни, - нерушимо стоять, как стояло оно во время строительства Великих Пирамид и как стоит оно сейчас, искусно возведенной крепостью на гранитном острове, выточенном волнами океана, совершенной от глубоко запрятанного в земле фундамента и до самой вершины шпиля главной цитадели, служа грозным предостережением всем силам фанатизма и нетерпимости, сияющей в своем простом и непритязательном величии, нерушимой в любую бурю, как бы жестоко ни терзали порывы ветра ее башни и сколь жестоко злобные волны ни бились бы, шипя, о ее неприступные стены.

 

Мы уйдем. Уйдем на встечу с нашими праотцами, но масонство будет жить дальше, даже когда мрамор, попирающий наши кости, разложится и будет растерт во прах. Он исчезнет, и имена наши, и воспоминания о нас сотрутся из памяти людской, а весь мир останется, и уже ничто в нем не будет напоминать о том, что мы вообще когда-то жили. Так давайте же, по возможности, творить добро, пока живы мы и все наше поколение, чтобы грядущие поколения могли искренне признать, что при жизни мы были хорошими людьми и вольными каменщиками. Ведь тогда спокойно и  смиренно выслушаем мы окончательное суждения мира о нас, и суждения о нас Самого Бога, и нас не будет заботить, будут нас помнить вечно или сразу забудут те, кто придет в этот мир после нас, чтобы занять наше место. Дай Бог этого всем нам, братья, и дай Бог этого всему вольному каменщичеству.

 


перевод с англ. © Z.

 

 

Back