Home Масонство Статьи о Масонстве «Белые перчатки в Степенях Символической Ложи»
«Белые перчатки в Степенях Символической Ложи» PDF Печать
Масонство - Статьи о Масонстве

 

Белые перчатки в Степенях Символической Ложи

 

Кроме того, что перчатки определенно служат для защиты рук от холода и повреждений при работе, в том числе, при работе на стройке, они также являются одним из важнейших масонских символов и как таковые представляют несомненный интерес для всякого исследователя масонской ритуальной практики и связанной с ней философии.


На древнейших изображениях каменщиков за работой перчатки обычно не встречаются, следовательно, по крайней мере, с некоторой долей уверенности можно утверждать, что использование их носило чисто церемониальный характер и было характерно скорее для спекулятивного масонства, чем для масонства оперативного.

 

Итальянский масонский автор Ванни полагает, что происхождение перчаток как масонского облачения связано не с их использованием некоторыми разрядами строительных работников для защиты от холода или возможных повреждений во время строительства, а скорее, с их использованием в военной практике. Воины, владевшие мечом, копьем, булавой или кистенем, просто в силу необходимости должны были пользоваться перчаткой, как для защиты руки, так и для улучшения и облегчения захвата рукоятки оружия. Изначально перчатки были простыми кожаными, но затем они были укреплены кольчужными или панцырными слоями на тыльной стороне кисти и крагами. В Средневековье передача перчатки символизировала передачу защиты, эгиды, а следовательно, - служила символом безопасности и власти. С другой стороны, брошенная перчатка символизировала снятие эгиды, защиты  с того, кому бросается перчатка, осуждение и порицание. Например, кроме всем известного казуса белли – вызова на дуэль, также известно о том, что в средневековой Германии судья бросал перчатку в сторону осужденного за тяжкое преступление, кара за которое не ограничивалась выплатой денежного штрафа, то есть, по простой логике, это было или убийство свободного гражданина при отягчающих обстоятельствах, преступление против веры и церкви или оскорбление величества.

 

В библейские времена перчатки, судя по всему, не использовались. В современном иврите перчатки обозначаются двумя различными словами, причем, первое из них – «кфафа» - является производным от глагола «покрывать», а второе – «йадсайа», - производным от слова «рука». Весьма вероятно, что в теплом климате Палестины перчатки вообще крайне редко использовались даже каменщиками.

 

В Средневековье перчатки гораздо чаще использовались аристократией, например, во время военных действий или во время занятий определенными видами тогдашнего спорта – стрельба из лука, ястребиная охота, не говоря уже о турнирах. Также отделанные драгоценными камнями и вышивкой из драгоценных металлов перчатки служили предметами роскоши. Согласно «Песне о Роланде» и легендарному циклу о короле Артуре, именно белые кожаные перчатки передавались рыцарем даме, когда он решал впредь сражаться во ее имя. Взамен дама одаривала рыцаря своим шарфом, который он прикреплял к плюмажу своего шлема.

 

Обычай вручать новопосвященному пару белых перчаток по окончании церемонии его посвящения в то или иное таинство уходит корнями в многовековую древность. Например, хроники XX века нашей эры содержат в себе отчет о том, что в 960 г. монахи немецкого монастыря Св. Альбана – святого, обладающего крайне глубоким и обширным влиянием на историю раннего масонства, особенно в Ирландии и Англии – вручали белые перчатки епископу сразу после церемонии инвеституры, а необходимо отметить, что в те времена церемония рукоположения епископов еще не была жестко привязана к Риму и осуществлялась на месте будущего служения нового епископа папским посланником или даже местной общиной, если верить Беде Достопочтенному. Также необходимо отметить, что во время инвеституры обязательно читалась молитва о сохранении чистоты рук нового епископа.

 

Точно так же короли Франции получали пару белых перчаток от осуществляющего коронацию и помазание епископа во время церемонии. Ритуальное толкование перчаток сводилось в то время к упоминанию о невозможности прикосновения священных рук короля к чему-либо нечистому. Однако следует также помнить, как свидетельствуют Бейджент и Линкольн, что именно рукоположением короли Франции передавали из поколения в поколение древнее таинство излечения от золотухи, и совершив его в отношении наследника престола, они также обязаны были всегда появляться на публике в перчатках, чтобы случайным касанием не передать данное таинство того не заслуживающему профану.

 

Дуранд Менский (1237 - 1206)  толковал перчатки как символ умеренности, ибо все добрые дела следует творить смиренно, то есть хранить в тайне, иначе говоря, чтобы правая рука не ведала, что творит левая.

 

Использование перчаток средневековыми масонами подтверждается историческими документами. Сохранились бухгалтерские отчеты о том, что в 1322 г. в  английском кафедральном городе Эли местный псаломщик покупал белые перчатки для «вольных каменщиков, начавших здесь работать», а в 1456 г. в Итоне пять пар белых перчаток были подарены «каменотесам, коие здесь будут класть камни, согласно обычаю, принятому у них». В университетской библиотеке о Оксфорде хранится документ о том, что «20 пенсов перчаточных денег было выдано каменщикам, участвовавшим в восстановлении Кентерберри-колледжа».  В 1423 г. 18 пенсов было выдано на 10 пар перчаток для каменщиков «во время исполнения ими их работ, но не более». В летописях и монастырских отчетах 1598 – 1688 гг. встречаются многочисленные сообщения о выплате так называемым «каменотесам» и «камнекладчикам» определенных денежных сумм «на перчатки».


В Англии и Елизаветинскую и Якобитскую эпохи (1558 – 1625) перчатки считались элементом роскоши, обладающим огромным символизмом. Они считались редкостными и дорогими подарками, а, например, Элиас Эшмол свидетельствует о том, что в 1571 г. некий Роберт Хигфорд послал пару перчаток супруге некоего Лоренса Банистера, отмечая это как отдельное историческое событие. Перекрестная ссылка на приятелей Эшмола открывает нам некоего Джеймса Болье, сообщившего в 1609 г. в письме некоему Уильяму Трамбуллу, что «Мой господин пожаловал 50 шиллингов и пару перчаток монсеньору Маршанту в награду за то, что он начертал план для его лестницы». В 1606 г. каждый из музыкантов английского Королевского оркестра презентовал королю Иакову I, патрону общепринятого английского перевода Библии, по паре надушенных перчаток. В 1563 г. граф Герфордский, попавший в опалу к королеве и желавший снова обрести ее расположение, писал лорду Роберту Дадли, просил его милости только лишь для того, чтобы подарить королеве пару перчаток.


У многих народов, например, французов, ирландцев, шотландцев, валлийцев, басков, румын и пр. перчатки были обычным подарком на Новый год, также они служат традиционным подарком жениха невесте практически у всех народов Европы.


Неоднократно упоминает о перчатках и Шекспир, например, в «Много шума из ничего», «Зимней сказке» и «Генрихе V».


Изначально традиция ношения перчаток во время собрания ложи появилась в годы оперативного масонства, однако спекулятивные братья продолжили ее, причем, ношение перчаток для них было даже привычнее и обыденнее, ибо перчатки в то время являлись обязательным элементом гардероба сословия джентльменов, к которому относились члены первых спекулятивных лож. Известно, что, по крайней мере, с 1599 г. каждому вольному каменщику при посвящении выдавали пару перчаток, за которую он платил из собственного кармана. Древнейшим документом в этой связи является так называемый «Статут Шоу» от 28 декабря 1599 г., выданный ложе Килвиннинга, в котором указывается, что все члены общества обязаны выплачивать по 10 шотландских фунтов и 10 шиллингов за свои перчатки.


Также в стоимость вступительного взноса каждого нового ученика могла включаться стоимость перчаток, которыми он обязан был обеспечить всех братьев. Для этой практики даже существовало особое название – «одеть ложу» (clothing the lodge). В Конституциях Андерсона 1723 г. содержится статья 7, также включающая в себя положение о том, что «каждый новый брат при посвящении призывается одеть ложу, то есть всех присутствующих братьев». Протоколы ложи в Мелроузе от 1674 – 1675 гг. свидетельствуют о том, что вступительные взносы в то время взимались исходя из стоимости перчаток для всех членов ложи.


Согласно Абердинскому статуту от 1670 г. каждый ученик должен был выплачивать по 4 королевских доллара, или иную стоимость пары перчаток и полотняного запона для каждого брата ложи. Использование полотна вместо кожи для производства запонов примечательно и объясняется, в первую очередь, высокоразвитым льняным производством а области Абердина, за счет которого недостатка в полотне никогда не было, в то время как кожа там в то время стоила гораздо дороже и достать ее было значительно труднее.


Протоколы ложи в Данблейне свидетельствуют о том, что в 1724 г. она выдавала пару перчаток каждому новому посвященному, а ложа в Хогфуте в 1754 г. включила в свой внутренний регламент положение о том, что посвящен в нее не может быть никто, кто отказывается обеспечить парой перчаток каждого ее члена.


Первое упоминание о вручении двух пар перчаток встречается в «Естественной истории Стаффордшира» Роберта Плота (1688), в которой он пишет: «Когда их принимают в собрании, которое они меж собой называют ложей и которое должно состоять, по крайней мере, из пяти или шести старцев Ордена, они должны одарить этих старцев и их жен перчатками». В известном разоблачении «Опрос масона», опубликованном в 1723 г. в лондонской газете «The Flying Post» указывается, что масону после принесения присяги выдаются кожаный запон и две пары перчаток: одна мужская и одна женская. Скорее всего, эта традиция имеет французское происхождение и упоминается в ритуалах начиная с первой половины XVIII века. Первое из дошедших до нас французских разоблачений масонства, озаглавленное «Reception d’un Frey-Macon» и датированное 1737 г. гласит, что по посвящении новому ученику выдаются масонский запон из белой кожи и две пары перчаток: мужские – для него и женские – для той дамы, которую он превыше всего ценит.


Обычай ношения перчаток в ложе в настоящее время не является общепринятым в масонской практике. Например, судя по всему, с начала XIX века от него практически совершенно отошли в ложах Англии и Шотландии и, как следствие, в Соединенных Штатах и Канаде. В ритуале системы Эмулейшен, разработанном для в будущем объединившейся Великой Ложи Англии в   1813 г., о перчатках не упоминается вовсе, а современные английские регламенты в содержат указания вроде «в тех ложах, в которых принято ношение перчаток», то есть данный обычай имеет место, но не является общепринятым. Широко используются перчатки в ритуальной практике континентальных европейских лож, особенно работающих по Древнему и Принятому Шотландскому Уставу, который подразумевает вручение одной или двух пар перчаток новоповященному. Досточтимый Мастер при этом произносит краткое напутствие, сообщая новому члену ложи, что руки его были очищены во время церемонии посвящения и впредь должны оставаться такими же незапятнанными, как его совесть. Вторая пара перчаток толкуется в данном случае не только как дар спутнице жизни новопосвященного, но также и как символ высокого уважения, которым пользуются прекрасные дамы среди вольных каменщиков в целом.


Израильский брат Альберт Сабан в своем путеводителе по «Элементарным истинам франкмасонства» сообщает, что при освящении новой ложи делегатам Великого Востока вручалось по три пары белых перчаток.


Символика перчаток, в первую очередь, связана с защитой, которую они дают рукам, неким образом отграничивая их от окружающего пространства. Поэтому общепринятым является обычай снимать одну или обе перчатки во время принесения торжественного обязательства и в иных случаях, когда ритуал требует прикосновения к Книге Священного Закона, потому что в данном случае между словом приносящего присягу и словом Божьим не должно быть никакого препятствия, и только так обязательство станет действительно священным. Также снятие перчатки необходимо при принесении любой клятвы, и в данном случае обнажение руки служит символом обнажения души клянущегося и его открытости нравственному суду в случае нарушения данной клятвы. Еще одним важным случаем ритуального снятия перчаток является составление братской цепи, символизирующей духовное, душевное и умственное единение братьев, в каковом случае ясно, что между ними не должно быть никаких границ и препятствий.


В различных высших степенях Шотландского Устава ритуал также подразумевает использование перчаток черного, желтого и зеленого цветов, каковые цвета связаны с символикой соответствующих степеней, однако в современной практике высших степеней данного устава перчатки практически не используются начиная с 15-го и совершенно не используются начиная с 30-го градусов, однако разбор ритуалов высших степеней уже не входит в тематику настоящей работы.

 

 



Vanni, Vittorio, “L’uso rituale dei guanti in massoneria”, Hiram (Italian Masonic journal), N° 4/ 2000, p. 49.
Knoop & Jones, The Mediaeval Mason, 1949, p.69, quoted by Harry Carr, The Freemason at Work, 1976, p. 320.
Knoop, Jones & Hamer, Early Masonic Pamphlets, Q.C.C.C., London 1978, p.32.
Carr, Harry (Editor), The Early French Exposures, Quatuor Coronati Lodge N° 2076,  London 1971, p. 3.
Saban, Albert, Notions Maחonniques Elיmentaires, private edition by Lumiטre Lodge, Tel Aviv, 1995.

 


 

© Z.

 

 

Back