Home
PDF Печать

 

Египетский Устав Калиостро

 

Упоминание Джузеппе Бальзамо, графа Калиостро, графа Феникса, князя Солтыкова и прочая и прочая неизменно вызывает в памяти человека, выросшего в России, в лучшем случае повесть А. Толстого, а чаще – только замечательную комедию Г. Горина и М. с. Тысячи заголовков оккультной и исторической литературы, посвященной этому человеку, мало помогают в установлении как его истинной личности, так и в определении истинной ценности вклада, сделанного им в Западную эзотерическую традицию. Вряд ли когда-либо вообще станет возможно составить более или менее объективную картину деятельности этой несомненно одной из величайших фигур мирового оккультизма. Однако некоторый свет на его труды позволяет пролить аутентичный (с известными допущениями) текст ритуалов его Египетского устава вольного каменщичества, которым более всего он и прославился в Европе своего времени. В действительности (в отличие от широко распространившегося поверья) этот устав не оказал практически никакого влияния на сложившиеся впоследствии Египетские уставы Мемфиса, Мисраима и т.д., а скорее лег в основу позднейших послушаний смешанного – обоеполого – масонства. Но и в качестве такового этот устав немало значит для истории эзотеризма Европы XVIII века.
Перевод сделан по изданию «Les Cahiers Astrologiques», Ницца, 1948, репринт издания 1845 г.

 

СТЕПЕНЬ УЧЕНИКА

Прием в степень Ученика

Убранство ложи и облачения



Стены и потолок ложи должны быть завешены голубой и белой материей без позолоты. Над головой Досточтимого Мастера расположен окруженный сиянием треугольник с начертанным в его центре именем «Иегова», вышитый на голубом шелке. Престол Досточтимого Мастера располагается на подиуме, поднятом над полом зала собраний на три ступени.


Перед престолом Мастера располагается алтарь, на котором устанавливается жаровня с губкой, пропитанной спиртом.
Справа от престола над головой Мастера расположено Солнце, слева – Луна.


У Казначея должны быть запасены роба до пола, белая перевязь и две пары перчаток: мужские и женские.
На занавеси за спиной Досточтимого Мастера должен быть выткан вход в Храм с ведущей к нему лестницей из семи ступеней. Вход в Храм закрывают занавеси, на которых написано слева – «Arcanum magnum», слева – «Gemma secretorum». Перед входом и справа от него изображен Мастер в алой перевязи, зеленой хламиде, песочном жилете, панталонах, чулках и гусарских укороченных мягких сапогах. Указательный палец левой руки Мастер прижимает к губам, а в правой руке у него меч, который он занес над головой спящего Меркурия, лежащего слева от входа в Храм. Над головой Меркурия написано «Грубый Камень».


Престол Мастера освещен семью свечами: по три с каждой стороны и одна в середине.


Мастер облачен в белые туфли, белую хламиду с узкой голубой каймой, длиной до щиколотки, подпоясанную голубой муаровой лентой; поверх нее Мастер надевает голубую муаровую столу с узкой золотой каймой и с печатью Основателя, вытканной золотом на обоих концах, которые также украшены бахромой. Внизу концы столы соединены, правый поверх левого. Поверх столы Мастер носит алую перевязь через плечо. В руке он держит меч.

 


Камера Размышления


Комната, выбранная для Камеры Размышления, должна представлять собой грот и освещаться одной только лампадой, свисающей с потолка. Задняя стена этой комнаты украшена гобеленом со следующим изображением. В центре – большая пирамида, у основания которой – пещера. Перед входом в пещеру изображено Время в образе старика, голова которого увенчана песочными часами. В левой руке он держит косу, за плечами у него – большие крылья, взгляд его устремлен на вход в пещеру и исполнен ужаса. Справа на гобелене изображен Рог Изобилия, слева – змея, цепи и различные философские орудия.


Кандидат должен быть помещен в Камеру Размышлений не менее чем на час. По истечении этого времени Инспектор ложи и двое его помощников идут в Камеру, чтобы подготовить кандидата. Без всякого предупреждения и молча Инспектор должен немедленно снять с кандидата парик, распустить ему волосы, снять с него [верхнюю] одежду, жестом приказать ему снять туфли и чулки и отдать все металлические вещи, находящиеся при нем.


Только после этого он начинает говорить с кандидатом, сообщает ему значение изображений на гобелене, украшающем Камеру Размышлений, а также что Философский путь тяжек, полон опасностей и испытаний. Он должен осведомиться, действительно ли кандидат серьезно решился на посвящение в эти Мистерии и предпочел почести, легкую жизнь и мирские богатства труду, испытаниям и познанию тайн Природы. Если кандидат отвечает положительно, Инспектор берет его за руку и ведет к дверям ложи, в которые затем стучит семь раз. В ответ на вопрос, кто это, он должен ответить:



- Се вольный каменщик, допущен быв во все степени каменщичества всеобычного, ныне молить изволит о приеме в среде истинного франкмасонства устава Египетского.


Дверь открывается. Мастер приказывает Брату Ужаса узнать у Инспектора возраст кандидата, а также место его рождения, имя, фамилию и масонские звания кандидата и его рекомендаторов. Брат Ужаса приоткрывает дверь, принимает у Инспектора бумагу с заранее записанными этими данными и снова резко захлопывает дверь, которая больше не открывается, пока Мастер не прикажет это сделать. Брат Ужаса передает записку Досточтимому Мастеру.

 


Открытие работ


Досточтимый Мастер занимает свое место, в зале собраний соблюдается полная тишина. Запрещено сморкаться и тем более разговаривать.
Затем Мастер встает, и вместе с ним встают все присутствующие. В правой руке у Мастера меч, с которым он никогда не расстается, пока говорит. Он должен сказать:


- К порядку, братия! Во Имя Всевышнего Бога ныне откроем сию ложу, по ритуалу и по Конституции преславного Основателя нашего - G.C.1!

Затем он спускается с престола до седьмой ступени от пола2, поворачивается к треугольнику и говорит:

- Братия мои, простритесь же ныне со мною одинако, дабы мольбу смиренно вознесть Богу о защите и помощи в грядущих трудах наших!


По завершении молитвы Мастер стучит по полу рукой, и все встают. Затем Мастер снова занимает свое место и просит своих помощников сообщить имя и прочие сведения о тех кандидатах, кто прошел посвящение во все степени обычного масонства и теперь просит о милости быть принятым в число египетских вольных каменщиков. Если кто-либо из присутствующих имеет что-либо против названного кандидата, он по чести и по совести должен привести серьезные обоснования этого. Затем следует обсуждение побуждений кандидата и вообще его репутации, а потом Мастер принимает решение, принять или отвергнуть кандидата, но если все присутствующие сразу изъявляют свое согласие, Мастер сразу приказывает Инспектору и его помощникам отправиться за кандидатом и привести его к дверям ложи.

 


Прием кандидата


Когда Мастер приказывает ввести кандидата, Инспектор ведет его к престолу Мастера и там приказывает преклонить колени. Мастер встает и говорит:


- Человече, уж ведомо тебе, что устремления трудов наших столь же далеки от сует и тщеты мирской, сколь франкмасонство простое – от истинной мудрости философской. Все действа наши, все таинства, все шаги наши иного в себе не содержат побуждения, нежели чем славить Бога и прозревать Натуры потаенные святилища. Отнюдь никоий шаг не следует предпринимать опрометчиво, но лишь отрекшися себя и со терпением, да в сроки, лишь нашим Основателем предрешенные. Отныне и впредь должен ты на то лишь уповать, дабы узреть тебе труды свои увенчанными высшим счастием успеха. Но прежде, нежели быть тебе освященным в Ордене нашем и признанным стать его братом, повторяй за мной слово в слово клятву, коию беру с тебя здесь, пред Именем Господним и пред всеми здесь собравшимися братьями.

На алтаре поджигают спирт в жаровне, и кандидат повторяет слова клятвы, простерев руку над пламенем:


- Обещаюсь, клянусь и честию своею поручаюсь никогда не раскрывать тайн, коие мне в сем Храме сообщены будут, а старшим моим беспрекословное повиновение оказывать.


Тогда Мастер приказывает облачить его в хламиду до пола, подпоясать белой лентой, а также выдает ему две пары перчаток, одни мужские, вторые женские, в то же время рассказывая о символическом значении этих предметов, а затем сообщает ему знаки и пароли, содержащиеся в катехизисе степени. Потом Мастер приказывает кандидату снова преклонить колени перед алтарем, трижды ударяет его мечом по плечу и говорит:


- Властью, данною мне G.C., Ордена нашего преславным Основателем, милостию Божьей, сим ввожу тебя в звание Ученика истинного Египетского франкмасонства и тебя же сотворяю хранителем философской Мудрости, к коией приобщат тебя потом в присталой тебе мере.


Потом Мастер приказывает Инспектору отвести новопосвященного на отведенное ему место; потом Мастер подает своим помощникам знак, чтобы они садились, затем передает Оратору катехизис степени и приказывает ему произнести символическое наставление. По его окончании он требует возвратить катехизис, который он никогда не должен выпускать из рук или, по крайней мере, терять из виду, потом встает и приказывает встать всем присутствующим. Мастер приказывает всем простереться с молитвой Богу, после чего ложа закрывается.

 


Катехизис Ученика Египетской Ложи


- Имеешь ли честь принадлежать к числу египетских каменщиков?
- Да, ибо тому обучен, и нет во мне суеверия.
- Откуда ты следуешь?
- С Востока с дальнего.
- Что сподобился ты видеть там?
- Великую силу нашего Основателя.
- Что сие знаменовало?
- Изведание Бога и самого себя познание.
- Что указали тебе делать, прежде, нежели тебе уйти оттуда?
- Указали мне следовать путем двояким: одним – философии естественной, другим – философии сверхъестественной.
- Что сия «естественная философия» значит?
- Супружество Солнца и Луны и семи металлов познание.
- Не указан ли тебе прямой и верный путь к сей философии достижению?
- В семи металлах мое просвещение завершив, рекли мне: «Qui aquescit morte cognoscit artens»3.
- Смогу ли положиться на соразмерную отвагу твою, дабы работать тебе со светочами, коими ты владеешь?
- Да, однако для сего потребно сердце праведное, справедливое и милостивое, и для того в нем есть нужда, чтоб отринуть побуждения тщетные и всякое любопытство, но усердно трудиться к поруганию греха и ложных упований.
- Достанет ли сих добродетелей, дабы тебе обресть сие наивысшее учение?
- Нимало, однако же достанет их на то, чтоб мне обресть елико возможно более любви и защиты от Всевышнего Бога, да на то их достанет, чтоб быть мне смиренну и почтительну к высшей власти Его. Достанет их и на то, чтоб из веку в век мне на Него уповать и любить Его, не меньше, чем по три часа на день о Нем уединенно помышляя.
- На что надлежит употреблять сии три часа?
- На то, дабы прозревать величие, мудрость и силу Бога; себя с Ним сравнивать во рвении своем да соединять с Ним елико возможно тесно свою телесную и нравственную природу, посредством чего становимся мы способны обрести естественных и сверхъестественных философий постижение.
- Прежде, нежели нам далее разговор вести, спрошу с тебя верное доказательство и знак, коие тому послужат, дабы дать мне уверение, что воистину принадлежишь ты к среде детей превосходной ложи нашей великого Основателя.
- Изволь, однако же мой знак дам тебе не прежде, чем ты мне свой дать изволишь.


Дают знак: наклонившись всем туловищем вперед, голову при этом держать прямо, широко раскрыть глаза и громко произнести: «Элохим!». А ответный знак есть левую ногу в пол упереть, подняться на носок, правую ногу отвести назад, немного приподняв, и склонившись туловищем вперед, обратить лицо вверх; при этом руки развести в стороны крестообразно, правую подняв вверх, повернув ладонью к себе и расставив в стороны прямые пальцы, левой рукой указывать в землю. Взаимно обняться и потом продолжать.


- Коли так, прошу тебя, брат мой, изъясни мне философию естественную.
- С превеликим желанием, но при том условии, однако, что извергнешь ты из души своей все земные и профанные мысли, в любое время тобою из всякого источника почерпнутые, также и от всякого мудреца, будь они жив или мертв, доколе совершенно не будешь в том убежден, что всякий человек, божественность и бессмертие души человеческой отрицающий, есть не только лишь профан, но и того паче – злодей.
- От веку устремяся пламенно к тому, чтоб вызнать про камень философов, не могу утерпеть, ныне чтоб изведать, есть ли такой взаправду или же он сущий вымысел.
- Коли так, заключаю, что ты не понял, что говорил я о бракосочетании Солнца и Луны. Так ли?
- Клянусь в том, и посему, коль скоро сознание мое не вполне ясно для того, чтоб распознать, невзирая на все умопомышления мои, смысл свадьбы их, к твоей помощи и к твоим познаниям взываю.


- Тогда внимай мне далее и понять тщись. Знанием, мне дарованным Основателем нашего Ордена, знаю, что первая Материя была сотворена Богом пред сотворением человека. Также знаю, что человек не был сотворен бессмертным, но поскольку злоупотребил он Божьими дарами, порешил Бог отказать ему в даре сем, но лишь немногих им наделить избранных из рода - pauci sunt electi, [много званых, да] мало избранных. Как все мы знаем, со временем Моисей, Енох, Илия, Давид, Соломон и Царь Тирский, и некоторые другие тебе известные люди возлюблены стали Господом настолько, что Он сообщил им, как познать и наслаждаться Первичной Материей, равно как и сверхъестественной философией.


- Молю тебя, просвети меня елико можно быстрее, какова сия первичная и драгоценная Материя и что сие такое – сверъестественная философия.


- Узнай же, что Первоматерия обретается всегда лишь в руках людей, избранных Богом, и нет нужды, чтобы овладеть ею и владеть вечно, быть великим, праведным или могущественным, но, как уже изъяснял я тебе, лишь избранным и обретающимся под защитою от Бога. Клянусь тебе всем, что должно быть свято и дорого и для тебя тоже, что посредством знания, переданного мне Мастером моим, могу я со всею очевидностью утверждать, будто единая крупица сей драгоценнейшей материи себя сама умножает до беспредельности. Да будут глаза твои и уши открыты. Семь ступеней ведут к усовершенствованию первичной Материи, они семи цветов, и семи явлений надобно  добиться для философских операций свершения:


1 - ad sanitem et ad hominis omnes morbos (о здоровье и всех болезнях человеческих),
2 - ad metallorum (о металлах),
3 – омолодить и починить утраченные силы, а также улучшить базовую теплоту и влажность,
4 – смягчить и в жидкость обратить твердые частицы,
5 – возгнать и утвердить мягкие частицы,
6 – сделать невозможное возможным и возможное – невозможным,
7 – создать себе все средства к благосостоянию, всегда осмотрительно и осторожно все операции свершать вплоть до самой последней, всякое слово и действие говорить и творить скрыто и в глубокой тайне.


- Доверие, у меня тобою вызываемое, и на толику малую мне не позволяет усомниться в истине твоей науки, однако прими от чистого сердца и мои малые соображения. Слова твои столь много отличны всего, что другие мыслители писали о философского камня творении, что тяжко мне и уму моему — смутительно, ибо тщусь я примирить речь твою с их словами. Не сомневаюсь в том, что тобою мне данные советы не оставят камня на камне от веры тех сочинителей бредням, но мыслю, что смогу исключение сделать для тех из них, кто пользуется наилучшей славою и кого все современники всегда считали самыми просвещенными и складно пишущими, вроде истинных философов Гермеса Трисмегиста, Василия Валентина, Тревизана, Арнольда из Виллановы, Раймунда Луллия, Космополитов и Филалетов.
- Не токмо ты слаб в познании основ Мастера нашего учения, но и недостало тебе опытности в искусстве нашем, потому и неверие твое мне удивительно, однако же  дальнейшие мои рассуждения достанут, чтобы раз и навсегда сие твое противоречие разрешить и определить воззрения твои на сей счет. Никто никогда не владел и никто никогда не овладеет драгоценной материей дотоле, пока не станет посвящен и принят в наше общество. Поелику наиважнейшее и наисуровейшее из всех обязательств, коие ты выучить должен, в том состоит, чтоб исполнять священный долг отнюдь не записывать и никому не раскрывать ни единое из наших таинств. Должен ты теперь понимать, что те сочинители, о коих ты упомянул, не были истинные философы, или же, ежели даже были таковы, то все книги их, все рукописи, от руки писаные или печатные, не были истинные труды философии, но апокрифы да лжи, лишь плоды недоумия творцов их, да пища для доверчивости в них поверивших. И кроме того, подвергни их проверке, а именно повтори со всею аккуратностью все действия, описанные в этих книгах, и посмотри, что получится. Но лучше тебе будет ограничить чувства свои состраданием к простецам и сим доверчивым людям, коие им верят и работают по их книгам, потому что явно они порушат по себе славу и саму жизнь свою, и здоровье, и судьбу, однако же могут они невзначай и твою жизнь разрушить.

 

- Чтоб мне достичь владения всеми тайнами философии, нужно ли тогда обратиться к истинному философу?
- Да, но и у него ты никогда того не получишь, ежели только Бог к мольбе твоей не снизойдет.
- А что, думаешь ты, потребно, дабы испросить сию милость у Бога?


- Надобно чтить Его, почитать Всевышнюю Власть Его и превыше всего устремиться всею душою на благо и ко счастью ближнего своего, ибо первый долг философа есть благотворение, а поскольку сие есть самое милое дело пред Лицем Предвечного, то нужно к сему прибавить несколько горячих хвалитв Богу за все милости Его, дабы сподвиг Он избранного Своего, дабы открылись ему Арканы Природы.
- Что сии за Арканы Природы?


- Они суть усвоение превосходной философии, естественной и сверхъестественной, о коией я говорил тебе ранее и принципы коией узрел ты воплощенными в эмблемах масонского ордена, на табелях его представленных взору твоему во всех ложах.
- Способно ли обычное масонство составить представление о высших таинствах? В каменщиках тех обретаясь тридцать лет и три года и за продолжительное время все степени их пройдя, не имел ведь я ни малого представления о том, о чем ты мне столь милостиво ныне сообщаешь. Я привык так полагать, что масонство есть толико  сообщество людей, с той единой целью собравшихся, дабы себя развлекать, для того сотворив себе во имя большего единства своего причудливые знаки и особые слова. Будь же милостив, сообщи мне по великой мудрости твоей и раскрой мне истинную и верную цель, как ты мне то уже обещал.


- С соизволения и вдохновения Божьего, попытаюсь приподнять для тебя один из уголков занавеса, коли ты меня об этом просишь. Я наставлю тебя о происхождении масонства и дам тебе философское обоснование масонской науки, а закончу, когда вполне ты усвоишь весь смысл наивысоких и мистических целей истинного масонства.


- По доброте своей растишь ты мое знание, и просвещенность твоя оказывает тебе немалую честь. Однако ж почтение мое к тебе того требует, чтобы называл я тебя впредь не братом, но мастером. Прошу тебя, любезный мой мастер, тогда следовать твоей цели и посему начать наставление мое об истоке истинного масонства.


- Истинное масонство в основателях своих числит Еноха и Илию. После того как были они наделены сверхъестественной силой, дарованной им по милости Божией, применили они силу свою и Его милость во благо своим ближним, дабы сим обрести от Бога дозволение и иных смертных наделять знанием о Божиих величии и силе, которою действуя, наделил Он человеков властию над всеми существами, Его престол окружающими. Сие разрешение сделав, создал Он двенадцать мужей, коих назвал Избранными Божьими. Один из них, известный тебе, звался Соломоном. Сей Царь Философ тщился следовать Путями Господними и следовал по стопам первых двоих мужей Избранных — настоящих Мастеров. И составил он сей орден из людей, готовых хранить и распространять высшее знание, им обретенное. Он сделал так, вняв совету  остатка Избранных, и они постановили выбрать по двух людей каждый, всего двадцать и четыре сотоварища. Главным у них стал Боаз. Эти двадцать и четыре сотоварища то имели право, чтоб каждому из них избирать еще по трое себе учеников. Итого стало двое высших Вождей, двенадцать Мастеров, Избранных Богом, двадцать и четыре сотоварища и семьдесят и двое учеников, а из последних произошли тамплиеры, а от тамплиеров, в Скотию изгнанных, пошли франкмасоны, коих было сперва тринадцать, потом тридцать и три, и так далее. Таковы происхождение масонства и путь его.


- Сия история не оставляет мне ничего желать, кроме как молить тебя об объяснении церемоний и масонского ритуала. Почему, когда введен я был в ложу в первый раз,  завязали мне глаза?
- Дабы ты понял и воспринял, что всяк человек, не владеющий великим знанием, в коием я тебя наставил, слеп и ничего не видит, но ежели мастером у него истинный вольный каменщик, то он оставит тьму и познает истину.
- А зачем связали мне руки?
- Дабы понял ты весь смысл повиновения и власти, коий будет тебе потребен, чтобы все повеления мастера твоего безропотно исполнять.
- Зачем взяли у меня часть одежд моих и все металлы, коие при мне были?
- Дабы сообщить тебе, что всяк человек, настоящим франкмасоном стать желая, также и истинным Избранником, отринуть повинен все почести, богатства и славу, но  обресть  преимущество сие возможно, не будучи богатым, могущественным или преславным.
- Зачем выданы мне перчатки?
- Дабы знал ты, что истинный масон всегда имеет чистые руки, коие никогда  да не  запятнает кровию. Помимо того, строго ему воспрещается касаться до первичной материи руками.
- Что значит запон?


- Он наставляет тебя в том, что сие есть первая одежда, соделанная человеком, дабы прикрыть наготу его, когда он утратил невинность.
- Когда ж дойдешь, вдругорядь спрошу тебя, до изъяснения ритуала? Что значит мастерок?
- Две колонны – Яхин и Боаз – суть вовсе не колонны, но по правде, люди, коие алкали  познать нашу философию. Соломон не нашел в первом свойств и черт, настоящему масону потребных, и тот был отвергнут и причислен к низшему разряду; но напротив, Боаз, имел столько счастия, чтобы прозреть значение акации, по милости Божьей и по благословению Соломонову, и приступил он не только ко очищению грубого камня от всех неровностей, но даже и стал делать кубический камень, и наконец сделал треугольник, который того более совершен.


- Далее прошу тебя изъяснить мне, ради Бога, что значат все сии преразличные камни; ведаю, без сомнения, что на сей картине грубый камень, кубический камень и треугольный камень изображены, однако все они для меня суть загадочны. Окажи мне милость, дай мне ключ к их пониманию.


- Вот он: акация есть первоматерия, а грубый камень есть меркурианская ее часть; ежели когда сей грубый камень, он же меркурианская часть, очистится от всех нечистот, станет тогда кубическим. Так станется, что когда умертвишь ты мастера посредством первичной материи или посредством кинжала в твоей руке, сей грубый камень станет кубическим, иначе сказать — отцом и матерью, всех металлов. По завершении же дела, когда тело будет предано земле, начнет оно разлагаться, и здесь узришь семь философских переходов, коие суть аллегории семи пролетов лестницы храмова портала, первые пять из них окрашены в первичные цвета, шестой – в черный, а седьмой и последний – в пурпурный, или цвета крови и свежей плоти. Лишь  так прибудешь ты к месту поглощения, или свадьбы Солнца и Луны, и так обретешь треугольный камень а также совершенного младенца. Quantuum sufficit, et quantuum  appetet4.

 

- Однако вовсе не говорил ты доселе про Адонирама, коий, согласно обычному масонству, был убит, и коий воплощается черной лентой и кинжалом в степени Избранника.

 

Читать далее ->>>

 

 


 

 

 

Back