«Естественная Скрижаль», глава II
Продолжение - Продолжение

---  Оглавление  ---


 

ГЛАВА 2

 

ВСЕЛЕННАЯ

 

 

Можем ли мы без восхищения созерцать картину Вселенной? Размеренный ход тех блуждающих огней, которые как бы являются видимыми душами Природы; ту разновидность ежедневного творения, каковую осуществляет их присутствие над всеми регионами Земли, и которое возобновляется в тех же самых широтах [климатических поясах] в постоянные периоды времени; неизменяемые законы тяготения и движения, строго соблюдаемые при самых замысловатых столкновениях и при самых невероятных вращениях. – Вот несомненно чудеса, которые, кажется, дают Вселенной право быть почитаемой человеком.

 

Но, предлагая нам эту величественную картину порядка и гармонии, она [т.е. Вселенная] также являет нам и самые очевидные признаки сумятицы, так что мы обязаны присвоить ей, в нашем уме, самый низший ранг, ибо она не может влиять на активные и творческие способности, которым она обязана <своим> существованием, и она находится не в более прямом и необходимом отношении с Богом, Кому принадлежат эти способности, чем наши материальные дела находятся с нами. Вселенная является, так сказать, отдельным бытием [un être à part]; она чужда Божеству, хотя она и была бы ему известна и даже не безразлична. Наконец, она вовсе не причастна божественной сущности, хотя бы Бог и заботился о том, чтобы её поддерживать и ею управлять. Стало быть, она совсем не причастна совершенству, которое, как мы знаем, принадлежит Божеству; она вовсе не образует с ним единство; следовательно, она не содержится в простоте сущностных законов, свойственных только Божественной Природе.

 

Вот почему по всей Вселенной заметны признаки беспорядка и безобразия; она всего лишь насильственная сборка [assemblage] симпатий и антипатий, подобий и различий, которые заставляют Существа жить в постоянном движении [agitation], чтобы приближаться к тому, что им свойственно, и бежать от того, что им противоположно; они [т.е. существа] непрестанно стремятся к самому спокойному состоянию. Общие и частные тела существуют лишь благодаря подразделению и смешению составляющих их начал; и смерть этих тел случается лишь тогда, когда эманации этих начал, которые были взаимно сочетавшимися, освобождаются и возвращаются в свойственную им единицу. В конце концов, почему в творении всё пожирается, если не потому, что всё стремится к единице, из которой всё вышло?

 

[Вставка не Сен-Мартена]

 

«Мы даже видим такой поразительный образец смешения и насилия в том, когда вся Природа, по тому физическому закону, который четырежды в день волнует моря и не оставляет их ни на мгновенье спокойными от начала мира, – характерный образ, которым человек может с первого взгляда объяснить загадку Вселенной.»

 

Откуда только берутся такие невнимательные люди, которые уподобляют Богу эту физическую Вселенную, это существо без мысли, без воли, которой чуждо даже действие, которое она проявляет; это существо, в конце концов, которое существует лишь благодаря разделениям и беспорядку?

 

Смеси, из которых образована физическая Природа, находятся ли они хоть в каком-либо отношение с фундаментальным [constitutif] характером универсальной Единицы? И существование этого смешанного и ограниченного существа [бытия], подвергаемого стольким превратностям, может ли когда-либо смешиваться с Единым Началом, вечным и неизменным, источником жизни, и чьё независимое действие распространяется на всех Существ и всем им предшествует?

 

Несовершенство, свойственное вещам временным, доказывает, что они ни равны, ни совечны Богу, и в то же время показывает, что они не могут быть и постоянными, как Он; ибо их несовершенная природа, не содержащая в себе сущности Бога, Кому одному принадлежит совершенство и Жизнь, должна терять жизнь или движение, которые она смогла получить; так как истинное право не прекращения бытия Бога заключается в неимении начала.

 

И в самом деле, если жизнь или движение были бы присущи [essentiel] материи, то для образования Мира не требовалась бы материя и движение, как того требуют самые знаменитые философы; поскольку, согласно этому принципу, получив одну [т.е. материю], они необходимо должны были бы получить и другое [т.е. движение].

 

***

 

Если люди и заблуждаются об этих предметах, то потому, что они закрыли глаза на великие законы Существ, и потому что они не ведают даже тех самых существенных черт, которые должны, в уме человека, отделять Вселенную от Бога.

 

В разумной сфере [ordre] [= на ментальном плане] именно высшее питает низшее; именно Начало всякого существования поддерживает во всех Существах жизнь, которую Оно им дало; именно из первоисточника истины разумный человек ежедневно получает свои мысли и свет, который его озаряет.

 

Итак, это высшее Начало, не получая [ожидая] ни своей жизни, ни своей опоры ни от одного из своих произведений, <но> получая всё из себя самого, находя всё в себе, – <тем самым> навсегда обезопасено от лишения, недостатка и смерти.

 

И наоборот, во всех классах физической сферы [= на физическом плане] именно низшее питает и поддерживает высшее; растение, животное, материальное тело человека – предоставляют нам самые очевидные доказательства. Сама Земля, разве не поддерживает она своё существование с помощью своих собственных произведений? Разве не из их останков она получает свой корм и свою пищу? А дожди, росы, тучи, которые её удобряют, разве они не её собственные испарения, которые вновь падают на её поверхность, после того, как получат в атмосфере необходимые качества [vertus] для осуществления её удобрения?

 

Таков-то самый поразительный образ её бессилия и самое однозначное доказательство неизбежности [необходимости] её разрушения; ибо не имея возможности сохранять свою рождающую силу [vertu] и своё существование иначе, как при помощи своих собственных произведений, нельзя считать её неуничтожимой, если не признать в ней, как в Боге, сущностной и неограниченной способности к порождению, и лишь тогда никогда не увидели бы ни в ней, ни на её поверхности ни бесплодия, ни засухи.

 

Но Земля ежедневно предоставляет свидетельства, что она может стать бесплодной; поскольку целые страны оказываются лишёнными растений и созданий [произведений], которыми они когда-то обладали с избытком.

 

Итак, Земля, могущая впасть в бесплодие и всё же не имеющая иной возможности питаться, как своими собственными плодами, – откуда же она будет питаться, когда прекратит их производить? И как тогда она будет сохранять свои силы [vertus] и своё существование, если существование каждого существа не может сохраняться без пищи?

 

Можем ли мы себе представить что-либо более безобразное, чем существо, чья жизнь зиждется на превратностях [случайностях], разложении и смерти; существо, которое, как Материя, как время, как мифический Сатурн [Кронос], существует не иначе, как питаясь своими собственными детьми; которое не может сохранить ни единой своей части, не принося в жертву другую; одним словом, которое не может поддерживать своё существование иначе, как пожирая своих собственных братьев?

 

Здесь будет уместно рассмотреть результаты всех исследований, которые были проведены о Боге и о материи. Во все времена пытались узнать, что такое материя, но так её ещё и не постигли; имеются даже чисто научные языки, у которых даже нет слова, чтобы её выразить. И наоборот, среди тех, которые брали Бога в качестве объекта своих размышлений, нет ни одного <слова>, которое могло бы назвать то, чем Он не является; ибо совсем нет позитивных наименований, выражающих реальный атрибут или совершенство, которые бы не подходили этому универсальному Существу, так как Оно является первоосновой всего того, что есть. И если люди иногда и дают Ему отрицательные наименования, такие как Бессмертный, Бесконечный, Независимый, то мы можем увидеть, исследуя их истинный смысл, что они выражают чисто позитивные атрибуты, так как в действительности эти наименования служат лишь для того чтобы заявить, что Он избавлен от зависимостей и ограничений материи.

 

***

 

В верховном Начале, которое приказало произвести эту Вселенную, и которое поддерживает её существование, всё является порядком, миром, гармонией по сути; так что не следует приписывать Ему ту сумятицу, которая царит во всех частях нашей мрачной обители; и этот беспорядок не может быть чем иным, как следствием какой-то низшей причины, противоположной этому Началу; причины низшей и повреждённой, которая не может действовать иначе, чем отдельно и вне этого Начала добра; ибо также совершенно очевидно, что она есть ничто и бессильна относительно Первопричины, и она не может оказать никакого воздействия даже на сущность материальной Вселенной.

 

Невозможно, чтобы эти две Причины существовали вместе вне [за пределами] класса временных вещей. Как только низшая Причина прекратила соответствовать закону высшей Причины, так сразу же она утратила всё единство и всю связь с ней; потому что тогда высшая Причина, вечное Начало порядка и гармонии, отпустила эту низшую Причину, противоположную её единству, и позволила ей самой упасть во мрак её повреждения, <точно так же> как она позволяет нам ежедневно произвольно терять широту наших способностей и загонять их, нашими собственными действиями, в границы самых гнусных страстей до такой степени, что мы совершенно отдаляемся от объектов, которые приличны нашей природе.

 

Итак, как только рождение зла и творение ограды, в которую оно было заключено, произвели в сфере истины [ordre vrai] и добавили к Безграничности великое множество вещей, то они всего лишь сделали частным [particulariser] то, что по сути должно было быть общим; лишь разделили действия, которые должны были быть едиными; лишь заключили в одну точку то, что было отделено от универсальности и должно было непрестанно циркулировать во всей экономии Существ; наконец, лишь сделали чувствительным [sensibiliser] в виде материальных форм то, что уже существовало в нематериальном начале; ибо если бы мы могли препарировать [anatomiser] Вселенную и удалить её грубые оболочки, то мы там нашли бы изначальные зачатки и фибры, расположенные в том же порядке, в каком мы видим расположенными их плоды и их произведения; и эта невидимая Вселенная была бы такой же отчётливой для нашего сознания, как и материальная Вселенная для глаз нашего тела. Именно здесь-то наблюдатели и заблуждаются, смешивая невидимую Вселенную с видимой, и провозглашая последнюю, как фиксированную и истинную, – что относится лишь к невидимой и изначальной Вселенной.

 

Именно поэтому низшая причина получила в качестве пределов чувственный и непреодолимый вал невидимого, животворящего и чистого действия великого Начала, о который всякое тление [повреждение] разбивает свои усилия; и если познание истинных законов Существ будет наградой за изучение тем, которые читают меня в этот момент, то они увидят здесь, почему обращение Солнца образует годовой период примерно в 365 дней, ибо у них будет право не доверять началам, которые я им излагаю, если доказательства не смогут быть чувственно написаны перед их глазами.

 

Так как эта низшая причина осуществляет своё действие в тёмном пространстве, которым она ограничена [réduite], то всё то, что там с ней содержится, без исключения, должно подвергаться её нападкам; и хотя она не может оказать никакого воздействия ни на Первопричину, ни на сущность Вселенной, она может бороться с её Действующими началами [Agens], чинить препятствие результатам их действий и внедрять своё расстроенное действие в малейшие неисправности частных существ, чтобы ещё больше увеличить их беспорядок.

 

Наконец, если мы хотим понять идею временных вещей, рассмотрим нашу атмосферу; она предоставляет феномены, которые могут нам указать на её происхождение. Часто, в течение целого утра, кажется, против света дневного светила восстаёт и противостоит его яркости густой туман или одна только масса паров, равномерно рассеянных в воздухе; но вскоре Солнце, играя всей своей силой, пробивает эту преграду, рассеивает мрак и разделяет эти пары на тысячи облаков, самые чистые и самые лёгкие из которых притягиваются его теплом, тогда как самые грубые и самые нездоровые устремляются на земную поверхность, чтобы там осесть и смешаться с различными материальными и перемешанными субстанциями, – эта физическая картина как раз нам подходит для вразумления.

 

***

 

Здесь важно выяснить, как низшая Причина может противополагаться высшей Причине, и как возможно, чтобы зло существовало в присутствии божественных вещей, да так чтобы эти божественные вещи в этом не участвовали. Рассмотрение материальных феноменов может нам помочь в этом исследовании. Рассмотрим сперва отличие, которое есть между этими материальными существами и разумными созданиями Бесконечного.

 

Творческое Существо непрестанно производит [создаёт] Существ вне себя, <равно> как начала [principes] тел непрестанно производят вне себя свои действия.

 

Оно отнюдь не производит сборок [assemblages], так как оно является Одним и простым в своей сущности. Следовательно, если среди произведений [созданий] этого первого Начала и есть такие, какие могут портиться [повреждаться], они, тем не менее, не могут ни разрушаться, ни уничтожаться, подобно телесным и составным произведениям. – Вот и уже одно большое различие, относительно природы этих двух видов Существ. Мы найдём их [т.е. различий] ещё больше в видах порчи, которой они подвергаются.

 

Порча, расстройство, наконец, зло материальных созданий <сводится к тому>, чтобы прекратить бытие под видом формы, которая им свойственна. Порча нематериальных созданий <сводится к тому>, чтобы прекратить бытие в законе, который их составляет.

 

Однако разрушение материальных произведений [созданий], когда оно происходит в своё время и естественно, отнюдь не является злом; оно не является беспорядком, кроме случая, когда оно преждевременно; и даже тогда зло в существах, подверженных разрушению, меньше, чем в том расстроенном действии, которое его вызывает.

 

Нематериальные Существа, наоборот, не являясь сборками, никогда не могут подвергаться никакому чуждому [внешнему] действию; они им не могут быть ни разложены, ни уничтожены. Таким образом, порча этих Существ не может проистекать из того же источника, что и порча материальных произведений; так как тот противоположный закон, который действует на них, не может действовать на Существ простых.

 

Кому же тогда должно приписать эту порчу? Ведь произведения [создания] – будь то материальные, или нематериальные – черпают жизнь в чистом источнике, каждое согласно своему классу, и допускать наличие даже малейшего загрязнения в их сущностях было бы оскорблением Начала.

 

Из того огромного различия, которое существует между нематериальные произведениями и произведениями материальными, выплывает, что последние, будучи пассивными, так как они составные, отнюдь не являются действующими началами [agens] своей порчи; стало быть, они могут быть лишь их субъектами, так как этот беспорядок приходит к ним обязательно извне.

 

И наоборот, нематериальные произведения, обладая качеством Существ простых, в своих первичных и чистых состояниях, не могут получить ни расстройства, ни искажения никакой внешней [чуждой] силой; так как ничто в них не подпадает <под её действие>, и так как они содержат всё своё существование и всё своё бытие в самих себе, как сами образующие своё единство; откуда следует, что если и есть таковые, каковые могли бы испортиться, то они не только были субъектами своей порчи, но ещё и должны быть её орудием и действующими началами; ибо совершенно невозможно, чтобы порча пришла к ним откуда-то инуде; так как никакое существо не может ни воздействовать на них, ни нарушить их закон.

 

Имеются наблюдатели, которые, – рассматривая человека исключительно в его нынешнем состоянии деградации, <рассматривая его> рабом предрассудков и привычки, <находящимся> под господством своих наклонностей, предающегося чувственным впечатлениям, – сделали из этого вывод, что оно [зло] равно необходимо [неизбежно] во всех его действиях, как разумных, так и животных, – из чего они сочли себя в праве сказать, что зло проистекает в нём или из несовершенства его сущности, или из Бога, или из Природы; так что его действия сами по себе якобы безразличны. Применяя затем ко всем Существам это ложное мнение, которое они себе сложили о свободе человека, они отвергли существование всякого свободного Существа, и из их системы вытекает, что зло существует по сути.

 

Не задерживаясь на опровержении этих заблуждений, нам будет достаточно заметить, что они происходят исключительно из-за того, что они смешали в действиях свободного Существа мотивы, решение и объект [цель]; итак, признав, что Начало зла может употреблять свою свободу лишь на какой-то объект, не менее очевидно, что оно является виновником и мотива своего решения; ибо объект или субъект, на который мы направляем наше решение может быть истинным, а наши мотивы могут таковыми не быть; каждый день по отношению к лучшим вещам мы формируем ложные и порочные мотивы; так что не нужно смешивать объект [цель] с мотивом; один – внешний, другой рождается в нас.

 

Эти наблюдения приводят нас к открытию истинного источника зла. Действительно, Существо, которое приближается и которое наслаждается созерцанием Добродетелей [Vertus] высшего Начала, может ли оно там найти преобладающий мотив, противоположный наслаждениям этого высочайшего зрелища? Если оно отвратит глаза от этого великого объекта, или если, перенося их на те чистые произведения Бесконечного, оно будет искать, созерцая их, какой-либо мотив ложный и противоположный их законам, то сможет ли оно найти его вне самого себя, ведь этот мотив суть зло, и зло это никак для него не существовало до того, как оно породило эту порочную мысль, <равно> как и никакое произведение не существует прежде своего порождающего Начала?

 

Вот как первичное, простое и чистое состояние всякого разумного и свободного Существа доказывает, что порча не может родиться в нём самом иначе, как чтобы оно само произвольно произвело его зачаток и источник. Вот так становится ясно, что божественное Начало отнюдь не вносит вклад во зло и в беспорядок, которые могут рождаться среди его созданий [произведений], так как Оно – сама чистота. Вот, наконец, так Оно в этом не учувствует; так как будучи простым, как и его произведения, и более того, будучи сам законом своей собственной сущности и всех своих дел, Оно, с полным основанием, является бесстрастным, как и они, ко всякому чуждому действию.

 

***

 

Но какими же средствами беспорядок и порча могут доходить аж до него, хотя на самом физическом плане [ordre] силы свободных и порочных Существ, как и все права на их порчу, простираются лишь на вторичные объекты, а не на Первоначала? Самые большие расстройства, которые они могут вызывать в физической Природе, изменяют лишь её плоды и её произведения, и отнюдь не достигают её фундаментальных столпов, которые никогда не получают потрясений, кроме как от руки того, кто их установил.

 

Воля человека располагает некоторыми движениями его тела; но он не может оказать никакого влияния на первые действия своей животной жизни, подавить потребности которых ему невозможно. Если он простирает своё действие дальше, покушаясь на саму основу своего жизненного существования, он может, верно, окончить её видимый ход, но он никогда не сможет уничтожить ни то частное начало, которое произвело это существование, ни тот закон, присущий этому началу, которым он должен действовать некоторое время вне своего источника.

 

Поднимемся-ка на одну ступень: посмотрим на законы, которые действуют [s’operent] в большом масштабе во всей Природе, мы там увидим ту же закономерность [marche].

 

Влияния Солнца непрестанно изменяются в нашей атмосфере: то пары какого-нибудь земного региона скрывают их от нас, то прохлада ветров умеряет их и останавливает; даже человек может локально увеличивать или уменьшать действие этого светила, собирая или перехватывая его лучи. Однако действие Солнца всегда одно и то же: оно непрестанно проецирует вокруг себя один и тот же свет; и его действенная сила [vertu] всегда распространяется с одной и той же силой, с тем же изобилием, хотя в нашем низшем регионе мы так по-разному испытываем его результаты [effets].

 

Вот истинная картина того, что происходит на нематериальном плане [ordre]. Хотя свободные Существа, отличные от великого Начала, могут отклонять сознательные [intellectuelles] влияния, которые непрерывно на них нисходят; хотя эти сознательные влияния приемлют, быть может, на своих путях некоторое искажение [деформацию], которое изменяет их действие [effets], <однако> тот, кто посылает их эти спасительные дары никогда не закрывает свою благодетельную руку. Он всегда одинаково активен. Он всегда одинаково силён, одинаково могуч, одинаково чист, одинаково бесстрастен к тем заблуждениям своих свободных созданий, которые могут сами по себе погружаться в порок и порождать зло по праву их воли. Так что было бы нелепо допускать какое-то участие божественного Существа в безобразиях [беспорядках] свободных Существ и в том, что из них происходят во Вселенной; одним словом, Бог и зло никогда не могут состоять в каком-либо отношении.

 

Так же мало основания было бы в приписывании зла материальным существам, поскольку сами они не могут ничего, и любое их действие проистекает из их индивидуального начала, которое всегда направляется <силой отделённой от него> или реагирует на силу, отделённую от него.

 

Итак, если имеется только три класса Существ: Бог, сознательные [разумные] Существа и физическая Природа; если невозможно найти источник зла в первом, который является исключительно источником всякого блага, ни в последней, которая не является ни свободной, ни мыслящей, а существование зла всё-таки неоспоримо, то его необходимо приписать человеку или любому другому Существу, занимающему, как и он, промежуточный ранг.

 

Действительно, нельзя отрицать, что физическая Природа, будучи не слепой и не невежественной, всё-таки не действует размеренно и в определённом порядке, – что является новым доказательством, что она действует под присмотром какого-то Сознания; ибо, если бы она не действовала под присмотром какого-то Сознания, то её ход был бы беспорядочен. Нельзя также отрицать, что человек делает то добро, то зло, т.е. что он то следует фундаментальным законам своего бытия, то от них отклоняется; когда он делает добро, он идёт при свете и при помощи сознания, а когда он делает зло, то его можно приписать лишь ему одному, а не сознанию, которое является исключительно путём, исключительно проводником добра, исключительно благодаря которому человек и все существа могут делать добро.

 

Что до зла взятого как само по себе, нам напрасно пытаться понять его сущностную природу. Для того чтобы зло можно было понять, нужно чтобы оно было истинным, но тогда оно прекратило быть бы злом, поскольку истина и добро – одно и то же; итак, мы уже сказали: понять – это увидеть в каком отношении состоит заданный объект с порядком и гармонией, правило которых мы имеем в самих себе. Но, если зло не состоит ни в каком отношении с этим порядком, и если оно ему в точности противоположно, то как можем мы увидеть между ними какую-либо аналогию; как, следовательно, можем мы его понять?

 

Однако зло имеет свой вес, своё число и свою меру, как и добро; и можно даже узнать в каком здесь [т.е. на земле] отношении вес, число и мера добра состоит с весом, числом и мерой зла, и сие по количеству, по интенсивности и по продолжительности. Ибо отношение зла к добру по количеству – девять к одному, по интенсивности – ноль к одному, а по продолжительности – семь к одному.

 

Если эти выражения покажутся читателю непонятными, и если он пожелает объяснения, то я умоляю его не обращаться за ним к счетоводам материи, – они не знают реальных [positif] отношений вещей.

 

Мы уже достаточно указали, как человек может убедиться в нематериальном существовании своего Существа и таковом Высшего Начала; и что он должен наблюдать, чтобы не смешивать это Начало с материей и порчей, и чтобы не приписывать видимым вещам ту неуничтожимую Жизнь, которая является самой прекрасной привилегией того Существа, которое не имеет начала и которому причастны только его непосредственные произведения по праву их происхождения.

 

Простым путём вот таких наблюдений мы вскоре разовьём удовлетворительные идеи насчёт предназначения человека и предназначения других Существ.

 

 

***

 


 

Перевод с французского: Иван Харун, для сайта Teurgia.Org, 2016

 

 

Back