Home Розенкрейцерство Алхимия Общие сведения и материалы об Алхимии «Тонкая Аллегория касательно Алхимии», — Михаэль Майер
«Тонкая Аллегория касательно Алхимии», — Михаэль Майер PDF Печать
Алхимия - Общие сведения и материалы об Алхимии

 

Тонкая Аллегория касательно Алхимии, весьма пригодная в обладании ею и приятная для чтения


Тайны Алхимии,
изложенные Михаэлем Майером

 

Алхимия Михаэля Майера

 

После того, как я провел лучшую часть своей жизни за изучением вольных искусств и наук, в обществе мудрецов и здравомыслящих ученых, в результате своего наблюдения за человечеством я был вынужден прийти к печальному выводу: сердца большинства людей устремлены к честолюбивым или тщеславным планам, к чувственным наслаждениям, или же к накоплению богатства, чего готовы достигнуть всеми и любыми способами; и совсем немногие пекутся о Боге и добродетели. Поначалу я действительно не ведал, стать ли мне последователем смеющегося философа, или же философа рыдающего, или присоединиться мне к восклицанию мудрого Царя Израильского: «Все – суета». Но, в итоге, Библия и опыт научили меня искать прибежища в исследовании сокрытых тайн Природы, находясь ли дома, посредством книг, или за границей, в Великой Книге Мира. Итак, чем более я пил из могучего источника знания, тем мучительнее становилась моя жажда, подобная жажде Тантала. Я слышал, что на свете живет птица по имени Феникс, единственная в своем роде, чьи перья и плоть представляют собою величайшее и славнейшее из лекарств, излечивающее от всех страстей, болей и печалей; это же лекарство Елена, после возвращения ее в Трою, передала Телемаху, дабы он испил, и тогда он позабыл о всех своих печалях и горестях. Я не мог надеяться заполучить сию птицу полностью, однако меня охватила неодолимое желание обладать хотя бы наименьшим из ее перышков; и ради сей невыразимой чести я был готов потратить все мое состояние, отправиться куда угодно, перенести любые трудности. Многие, конечно же, отговаривали меня. Некоторые отрицали само существование этой птицы; иные смеялись над моей верой и ее сверхъестественными свойствами. И так на некоторое время я пришел к тому, чтобы расценивать все, написанное Тацитом, Плинием и другими авторами как мифы, а также сомневался, не окажутся ли различные наркотики и опиаты лучшим средством от гнева и печали, чем предположительные достоинства Феникса. Кроме того, я слышал о простом средстве лечения этих мысленных заболеваний, который предложил некий мудрец Августу, который заключался в том, чтобы он перечитал его двадцать четыре послания прежде, чем он решит сказать что-либо во гневе; и это средство, кажется, заменило все остальные. Я также прочитал книги философов-моралистов, которые обязуются назначить действенное средство от любого умственного заболевания. Но после того, как я подверг все эти расхваленные лекарства простой проверке, то нашел, к своему смятению, что они мало действенны в практическом использовании. Во множестве случаев причины умственных болезней оказывались материальными, и состояли в переизбытке или недостатке желчи, или какого-либо иного телесного вещества; во всех эти случаях лечение, похоже, уже было назначено; так Галена, царя среди врачей, убедили в том, что характер зависит от телесного нрава. Поскольку и солдат может утерять свою храбрость и силу, оголодав и будучи заключен в тюрьму, также и человек добрый может поддаться гневу попросту по причине дурной телесной привычки. Это мнение само по себе является наиболее разумным, и оно подтверждается, наряду с другими вещами, утверждениями Арнольда из Виллановы в той его книге, где он приводит достоинства всех лекарств посредством таблицы четырех качеств: «Лекарства, которые ведут к умственному превосходству, это те лекарства, которые улучшают усвоение пищи и питают мозг и основные жизненно важные органы посредством избавления от всех избытков и очищения крови; поэтому вы найдете у многих авторов, пишущих о медицине, что они пишут о своих лекарствах, будто они воздействуют непосредственно на ум, когда это воздействие производится только посредством живота, мозга, крови, печени и т.д., и так они способны улучшать умственные способности, улучшая общее здоровье мозга, ускоряя все телесные процессы, и тогда мы можем сказать, что они влекут за собой счастье, поскольку они склонны укреплять конечности, очищать кровь, а также производить прекрасную бодрость. Иные лекарства «приводят в Рай», поскольку располагают сердце к милосердию и всем видам благих деяний посредством своего воздействия на кровь. Некоторые из лекарственных трав способны возбуждать любовь, ускоряя циркуляцию крови и очищая кровь, таким образом пробуждая сексуальный инстинкт; в то время, как другие делают людей целомудренными и религиозными, вызывая оскудение и хладность крови, устраняя опьянение всеми возможными чувственными склонностями. Подобным же образом возможно, посредством определенных наркотиков, сделать человека глупым и безумным, так как люди становятся глупыми и флегматичными, если выпьют слишком много вина. Также можно заметить, что порой, после поглощения определенного вида пищи человек становится легок сердцем, радостным, он хочет танцевать и петь, не смотря на то, что обычно эти персоны степенны и мрачны, в то время как другие виды пищи оказывают иное на них воздействие. Так врач обладает властью сделать скрягу щедрым, человека целомудренного - похотливым, робкого человека - смелым, просто изменяя характер его жизненных соков. Таковы поразительные тайны медицинского Искусства, хотя, конечно же, они и скрыты от глупцов и невежд. Существует множество людей страстно увлеченных, которые не станут полагать, будто медицина способна излечить только головную боль; но этим людям известно совсем немного о возможностях этой науки. Гиппократ наложил запрет на тех врачей, которым раскрывал свои тайны, рассказывать о них; и это было мудрое запрещение». Чуть далее автор пишет; «Какое лекарство может произвести больший жар, чем гнев? или же охладить тело более, чем страх? или укреплять нервы более, чем основательно, чем радость? Или питать и успокаивать более, чем надежда? И что является более точной причиной смерти, если не отчаяние?» Это слова философа, и они являют ту медицину, которая может, посредством тела, исцелить душу, предоставив таким образом средство как от гнева, так и от иных умственных волнений. Верно, если и есть средство от гнева, тогда, в нынешнем положении мира, оно бы весьма низко ценилось. Тем не менее, оно успокоило бы нервы отдельных людей, пусть иные и не признали бы его ценность. Но то, что люди не ценят в данный момент, однажды может оказаться в большой цене. Такова переменчивость всех вещей, присущих человеку. Гален однажды сказал, что варвары Англии и Германии относились так же враждебно к Медицинской науке, сколь были и невежественны в ней. Но теперь потомки соотечественников Галена впали в варварство, в то время, как англичане и германцы являются самыми искусными врачами в мире. Таким образом кажется вероятным, что однажды это средство будет пользоваться большим спросом, в особенности когда мы рассматриваем его значительную пользу и то бессчетное зло, которое приносит гнев людям.


То, что было сказано о гневе, равно применимо и к печали; поскольку, в то время, как симптомы гнева являются более или менее умственными, симптомы печали оказывают более заметное и длительное влияние на тело. Это великое Средство от гнева и печали, и поэтому весьма желанно было бы обрести его, если бы только было возможно отыскать Феникса, который мог бы предоставить его. Где буду я искать его? Где справлюсь о нем? У кого разузнаю? Я решил поехать за границу, и искать его до тех пор, пока не найду. Фортуна помогает храброму, а к ленивому и праздному никогда не приходит знание. Я покину свою родную страну, - с лаской, поскольку люблю ее, и с печалью, поскольку буду скучать по своим друзьям, - и буду странствовать от страны к стране, пока не смогу возвратиться с Медициной, которую я страстно желаю. Всякое начало всегда затруднительно: тот, кто никогда не грустил, не способен радоваться; тот, кто никогда не ошибался, не вернется на правый путь; и, как сказал химик: «В Алхимии существует определенное благородное вещество, которое переходит от мастера к мастеру, начало которого - страдание и горечь, а окончание - сладость и радость». Итак, я рассчитывал на то, что перенесу трудности и пройду чрез горький опыт, но я также ожидал и того, что они увенчаются радостью успеха. В существовании Феникса я не сомневался, или, возможно, я и не искал встречи с ним. Для меня достаточно видеть Солнце и его лучи, даже если я не могу их коснуться; и, возможно, для нас даже лучше то, что мы не можем слишком приблизиться к Солнцу. Однако, что касается Лекарства, коие я ищу, - каким образом смогу я в совершенстве узнать о нем прежде, чем увижу его и приконснусь к нему? Как могу я стать Мастером прежде, чем побуду учеником? В различных странах производятся совершенно разнообразные вещи; и, вероятно, в одной части мира я смогу познать то, чего не познаю в другой. Кроме того, я задался следующим вопросом: «Может ли жизнь пилигрима причинить страдания? А не являемся ли все мы пилигримами в мире сем, шествующими в ту Землю, в Коию Иисус Христос пришел прежде нас? И не является ли для нас символом паломничества ласточка, не подает ли нам таковой пример журавль, провозвестник весны, аист, а также и иные перелетные птицы? Не открыт ли весь мир для человека подобно тому, как и воздух весь находится в полном распоряжении птиц? Великий Феб, бог Солнца, сам ежедневно путешествует по бескрайнему небу. Сердце стучит в груди человека от первого и до последнего часа его жизни; окруженный всеми этими примерами для подражания, человек понимает, что для него совершенно естественно вести жизнь пилигрима, шествующего к определенной цели. Купцы путешествуют по земле и по морю для того, чтобы приобрести чужеземные товары; но наиболее благородными из товаров, безусловно, являются наука и знание, коии являются товарами умственными. Тот, кто остается в доме своем, зароет свои таланты, и совсем немного узнает о тайнах вселенной. Кроме того, путешествовать приятно, а уходить в путь в особенности достойно за несколько часов до восхода Солнца. Поскольку наиболее духовное является наиболее стремительным в своем движении, в то время, как одна безжизненная земля неподвижна. Другие три элемента пребывают в вечном движении: воздух проносится по земле в виде ветров, ураганов и бурь; огонь пожирает все на своем пути, когда мчится, чтобы привести в большой город разрушительный пожар; вода бежит в реках и могучих потока, она спешит достичь моря. Вознесем же взгляд к небу и узрим, как оно движется в своей славе. Звездам, Солнцу и Луне известно время и сезоны их восхода и захода. Ядро, выпущенное из наимощнейшего оружия, в течение восьми дней очертило бы пределы нашего мира (а он равен более, чем 25 000 миль); но Солнце, не смотря на свои размеры, преодолевает то же расстояние в течение 24 часов. Наши мысли пошатнулись бы, едва мы решили бы уразуметь скорость, с которой Сатурн движется вокруг Солнца, и с которой небеса вращаются вокруг своей оси. Но все же, более великой, и многим более замечательной является скорость человеческой мысли, которая в мгновение перемещается от одного конца небес до другого. Мы можем предположить, что Ангелы, как духовные существа, перемещаются со скоростью того, что есть духовного в человеке, то есть со скоростью мысли. Один лишь Бог недвижим; поскольку Он Вездесущ. По этим причинам я чувствовал, что для меня окажется интересно и приятно, благородно и чрезвычайно выгодно последовать примеру целого мира и предпринять паломничество, дабы отыскать удивительную птицу Феникс. Поэтому я решился на длительное путешествие, и, во-первых, объехать все страны Европы, и затем, если то будет необходимо, проследовать в Америку, потом в Азию, и, наконец, прибыть в Африку. Если, после тщательного искания Феникса во всех этих частях мира, я не преуспею в том, чтобы найти ее или услышать о ней, тогда я смогу на всех разумных основаниях оставить всяческую надежду на то, чтобы когда-нибудь ее узреть. План моей поездки был определен посредством относительных качеств элементов, которые представляют различные части мира, то есть: Европейские страны соотносятся с Землей, Америка - с Водой, Азия - с Воздухом, и Африка - с Огнем; Земля же не способна стать Воздухом кроме как через посредство Воды; а Вода не может стать Огнем, кроме как через посредство Воздуха. Поэтому я решил в первую очередь отправиться в Европу, которая представляет собой элемент наиболее плотный, и, в конечном итоге, в Африку, которая представляет собой наиболее тонкий элемент. Но основания мои окажутся более ясными, когда я стану говорить о различных частях мира.

 

Европа: Земля

 

Я покинул родной город в день Весеннего Равноденствия, когда и Луна, и Солнце находились в Знаке Льва, намереваясь предпринять первое путешествие через Европу, расспрашивая всюду о Фениксе. Я принял решение о Европе, поскольку хотел представить элемент Земли, поскольку Земля формирует основания всех эфирных элементов, и располагается над Водой, таким образом, Европа является матерью всего мира, и, хотя она меньше, чем иные континенты, она значительно превосходит их в храбрости, энергичности и умственной силе через своих обитателей. Некоторые говорят, что одна горсть земли составляет десять горстей воды, сто горстей воздуха и тысячу горстей огня; и в этом заключается относительная значимость различных континентов, если Европа соответствует Земле. Европа породила храбрейших воинов и самых выдающихся завоевателей; и, хотя она подчиняла себе другие континенты, сама она никогда не была порабощена ими. В числе четырех великих мировых империй только одна из них была основана азиатским принцем; Македонская Империя, Римская и Тевтонская Империи основывались в Европе. Александр Великий и Юлий Цезарь были среди ее сыновей. Если мы посмотрим на карту Европы, то в форме этой части мира мы легко распознаем деву; но сердце ее - сердце льва. Поэтому я решил начать свое путешествие с этого Девственного Льва, потому что он ясно соответствует основному элементу: Земле.


Европа - Дева, поскольку она прекрасна и безупречно чиста; она - Лев, поскольку завоевывала других, но сама никогда не была завоевана. Среди небесных тел Солнце соответствует Европе, а среди металлов - золото. Поскольку, не смотря на то, что она порождает совсем не много золота, и Солнце бросает на нее свой свет менее свирепо, чем на Африку, все же она достойна сравнения с Солнцем и золотом по причине совершенства ее людей, и, хотя несколько лет назад в Германии действительно появились на свет настоящие львы, все же мы называем ее Львицей только из-за крепости ее сердца. Европа - Мать Мира, Германия же - ее сердце».


Европа - не Европа без ее чудес. Сообщают, что в Паннонии люди живут в небольших каменных домах под водой. Говорят, что горячие источники Карлсбада затвердели и стали камнями. На побережьях Пруссии чистый и прозрачный камень (янтарь) сформированный из подземных овощных соков, обильно выбрасывается на берег. Я не говорю уже о коралле Сицилийского моря, который, первоначально являясь растением, укрепляет внешнюю воду, превращая ее у белое или красное каменное древо; или об опечатанной земле Германии и Силезии… Таким образом, Европа является Землей Льва. Термин этот – для тех, кто слышит не только лишь ушами своими, но и умом; это земля, сопротивляющаяся огню, подобно золоту, и она не превращается в воздух. Подобно пограничному столбу древних богов, она «не уступает никому». Поэтому Европа (золото вселенной) казалась мне тем самым местом, где я с наибольшей вероятностью услышу о Фениксе и его Лекарстве. Однако большинство из тех, с кем я виделся, смеялись над моими исканиями, и говорили, что, подобно Нарциссу, я влюбился в тень своего собственного разума, эхо моих тщетных и амбициозных мыслей, существующих разве что в моей собственной глупости. «Слова Алхимиков, - говорили они, - подобны облакам; они могут означать и представлять все что угодно, согласно прихоти слышащего их. И даже если бы существовало такое лекарство, все равно человеческая жизнь коротка для подобных исканий; все, что делает жизнь стоящей, придется пренебречь и отвергнуть, охотясь за тем, что будет после нее. Если бы мы могли обрести знание этой тайны по воле случая, посвящая себя другим занятиям, тогда ладно; однако если же нет, тогда мы очень дурно растратим время, которое могли бы употребить для более доступных исканий». Эти возражения (по крайней мере вторую половину из них) я встречал следующими словами: «Поиски этой Медицины требуют всех силы человеческого тела и ума. Тот, кто достигает его лишь по воле случая, не может надеяться на то, чтобы проникнуть даже за внешнюю оболочку знания. Предмет нашего исследования – глубокая тайна, и человек не готовый отдаться всецело этому исследованию, должен полностью воздержаться от него. Я с готовностью признаю, что силы моего ума не таковы, чтобы я мог предвкушать успех. Однако дух во мне побуждает меня к тому, чтобы предпринимать эти поиски; и я уверен в том, что Бог, в конце концов, вознаградит мое терпение и мое смиренное ожидание, возложенное на Него. Подобно тому, как любой Король любит свою Королеву, как любой жених предан своей невесте, так и я считаю науку эту наиболее красивой и прекрасной, чем что-либо, существующее в мире помимо нее. Раз красивые вещи сложно завоевать, то напряженный тяжелый труд есть путь ко всему великому и славному». Такова была суть моего ответа. Уже объездив большую часть Европы, меня осенило, что Италия и Испания постоянно упоминаются древними как великие центры тайного знания, и потому я направил мои стопы туда. В Испании я слышал, что некие арабы (Гебер, Авиценна и другие) жили здесь много времени назад, и обладали удивительной Медициной; мне также рассказали много о Геркулесе и о том, как сумел он завладеть яблоками Гесперид, а также золотой чашей, в которой он обрел медицину от гнева и печали. Так все благоразумные мужи рассудили, что в ней содержится небольшая часть перьев Феникса. Я увидел, что Герион с его тремя телами обсуждался в сочинениях философов, что Геркулес был трудолюбивым художником, искателем Медицины. Но никто не мог предоставить мне сколь-либо определенные сведения. Однако я не желал покидать Европу, не посетив Канарские острова, коих числом семь, и называются они Лансароте, Фуэртевентура, Гран-Канария, Тенерифе, Гомера, Иерро и Ла Пальма.1 (1. – В оригинале: «Lancerotta, Bonaventura, Great Canaria, Teneriffe, Gomera, Ferro, and Palma». – прим. перев.), и каждым из них управляет свой Король. Иерро естественным образом лишен хорошей питьевой воды, однако жители его добывают питьевую воду из определенных широколиственных деревьев, дистиллирующих сладкую воду в достаточных количествах для всего острова. Чужеземцы и пираты, высаживающиеся на острове, не зная о данном факте, не остаются надолго на Иерро по причине испытываемой жажды. В это время Король Гомеры умер, не оставив после себя наследника мужского пола, и его подданные отказывались признать власть его прекрасной дочери Бланш, до тех пор, пока она не примет руки какого-либо поклонника королевского происхождения, поскольку, говорили они, недостойно мужчин быть руководимыми женщиной, они годны только для того, чтобы навредить мужественности национального характера, как показывает опыт правления женщин над иными народами в течение любого периода времени. Поскольку там женщины заняли место мужчин, а мужчины деградировали до положения женщин; и, наконец, как следствие являлись непомерные излишки расточительства и разврата. И так королевскую деву уговорили пораздумать над вступлением в брак. И вот, на острове жил юноша королевского происхождения по имени Брумазар (у него были прекрасные темные локоны и сияющая золотая одежда), который был страстно очарован королевской девой Бланш, и Бланш отвечала ему взаимностью. Он сватался к ней и добился ее, и свадьбу должны были сыграть при условии, что она принесет ему в дар алмаз великой ценности и величины, а он должен был передать ей роскошный рубин цены немереной (то есть, стоимостью в миллион дукатов); он, как Король ее и Супруг, должен был защищать ее от всех опасностей и от грабителей, которыми полнилась страна, в то время, как она должна была кротко обещать повиноваться ему без ухищрений и уверток. После этих предварительных переговоров они соединились в тесном и нерасторжимом браке, в котором прожили долго и счастливо; и предсказано было, что у них родится сын, и будет он могущественным завоевателем, и донесет он свое победоносное оружие до самых Колонн Диониса в Индии… Итак, вы видите, что я не смог ничего узнать о Фениксе во время своего странствования по Европе; поэтому я решил отправляться в плавание, чтобы достичь Америки, надеясь, что мне повезет больше среди дикарей, проживающих на этом Континенте. Поскольку помнил я слова поэта:


«Случай – могучий помощник; пусть на крючке твоем всегда будет приманка; в той реке, где и не ожидал, ты можешь рыбу поймать».

 

<ПРОДОЛЖЕНИЕ ПЕРЕВОДА СЛЕДУЕТ>

 


Перевод © Eric Midnight, Teurgia.Org, 2013 г.

 

 

Back